Багдонас Эдмінас

edm_bogd_1

З кнігі "Неафіцыйна аб афіцыйных"

Самый остроумный дипломат

Молодежь, наверняка бы сказала – прикольный, но я предпочитаю классические эпитеты. Тем более, что в них нет никакого преувеличения. Среди иностранных дипломатов, которые сейчас аккредитованы в Минске, Чрезвычайный и Полномочный Посол Литвы в РБ Эдминас Багдонас является одним из самых юморных. Это не только не мешает занимать столь серьезную должность,  но и  сильно помогает свойственной дипломатическим работникам коммуникабельности. Да и юморит он далеко не всегда.

— Видел по телевизору, что вы неплохо готовите?

— На ОНТ в утренней воскресной передаче гости каждую неделю  что-то готовят.

— Да. Только иностранных дипломатов там никогда не было.

—  Меня  пригласил господин Хрусталев. Я вспомнил старинный рецепт яичницы. Это бывает редко, но по выходным я  всегда стараюсь готовить своим близким именно это блюдо. Благо, все  довольно быстро. Делать ее научил меня мой отец, а его, наверное, его отец. Эта яичница очень нравится жене и детям. Они у меня уже взрослые. Младшему сыну Мартинасу  девять лет. А дочери, которую зовут Рута, уже исполнилось двадцать. Сын живет с нами, а Рута учится в университете в Лондоне.

Это, к слову, еще одно преимущество Европейского Союза. Их сейчас очень много, только нужно уметь  правильно пользоваться.  В Литве уже научились. Правда, делается все не так уж и легко. Для нас это стало в некоторой степени вызовом. Нужно правильно использовать деньги ЕС,    чтобы экономика могла развиваться правильно. Особенно это важно сейчас, когда начинают развиваться  кризисные явления. Так называемого «эффекта приземления» таким образом добиться гораздо  легче.

— Если позволите, перейдем непосредственно к вам. Где и когда вы родились, папа, мама, братья, сестры?

— Прямо, как на допросе.

Родился в Каунасе 23 октября 1963 года. Самая граница «Весов» и «Скорпионов». Когда я с женой иду в магазин и думаю, что нужно или не нужно покупать для семьи, то здесь я «Весы», ибо колеблюсь. Если что-то нужно купить мне, то здесь я решительный, как «Скорпион». Шутка, конечно.

В школу уже пошел в Вильнюсе, куда переехали мои родители. Отец получил туда новое назначение. Раньше он  был военным летчиком, но попал в авиакатастрофу и перешел в авиацию гражданскую, где работал в профсоюзе. Потом он стал юристом. Теперь залуженный юрист Литвы. Адвокат. К моей радости  еще работает.

— Из летчиков переквалифицироваться в юристы очень непросто. Особенно в хорошие.

—  Он у  меня (смеется) широкого профиля.  Его зовут Романас-Йонас, так как при крещении католикам дают второе имя. Отец давно уже должен был быть на пенсии, но еще работает.  Здоровье позволяет не только содержать свою семью, но,  втайне от меня, помогать финансово внуку и внучке. Знает, что  буду злиться, ибо их обеспечивать – именно моя задача. Молодец! Дай Бог ему здоровья.

Мама,  Ирэна-Дануте, певица. Всю жизнь занимается  музыкой, даже в Литовском

национальном хоре радио и телевидения пела. Сейчас работает в Вильнюсской Музыкальной академии, то есть все время при деле.

Они старались сделать музыканта и из  меня, но не получилось. Но зато я очень рад, что это вышло с моей сестрой Эдитой. Она на 11 лет младше. Думаю, маме   приятно. Наверное, когда она растила меня, это не позволяло ей стать  известной. Ее талант передался дочери. Сестра – большая умница. Преподает  в Музыкальной академии и поет сама. У нее чудесный голос. Хороший человек и педагог. Дети к ней тянутся. Вообще, у нас в семье хорошие  все, даже иногда (смеется) я.

Что же касается непосредственно моей семьи, то здесь «первым номером» назову мою жену Юлию. По национальности она украинка, родом из Киева.  Когда я там учился: увидел, влюбился, женился. Вместе мы уже почти 25 лет. Вот уж воистину — моя половинка.

Родители Юлии живут в Киеве. Все время стараемся  общаться семьями. То мы ездим туда, то сюда приезжают они.

Красивый, сильный, динамичный город. Ух! Я и работал в Киеве, и учился там на переводческом факультете в университете имени Тараса Шевченко.

Чуть не забыл. Членом нашей семьи можно считать и  собачку Мусю. Йоркширский терьер. Маленькая такая, ее можно носить на руках. Но характер у нее, как у волкодава. Когда лает, люди думают, что там что-то большое-большое. Двухметровое. Она, наверное, сам так думает.  Не боится никого. Идет в любую атаку. На кота, больших собак и даже овчарок. Очень милая.

Я, кстати, был категорически против, когда ее купили. Семья  со мной не советовалась. Просто поставили меня перед фактом.  Дело в том, что до этого у нас был американский кокер-спаниэль. Мы его очень любили, но уберечь от безвременной смерти, к сожалению, не смогли. После этого я  зарекся, что собак больше иметь не буду, но Муся доказала, что  был не прав. После работы приходишь домой усталый, ляжет тебе на колени – полный релакс. В жизни не нужно больше ничего.

Отец, конечно, хотел, чтобы я был летчиком. И, наверное, чуть-чуть в этом переусердствовал.  Все выходные мы вместе летали на всяких планерах и «кукурузниках». Видимо, у меня с вестибулярным аппаратом что-то не то. Подробные экстримы  переносить не могу, а он любитель «переворачиваться», делать всякие «мертвые петли».

Как видите, летчиком я не стал. Не лежала у меня к этому душа. Хотелось быть или актером, или дипломатом. Романы о любви, может быть, мне хочется читать только сейчас, а раньше я предпочитал только что-то очень серьезное, то есть преимущественно литературу международной тематики.

У литовцев никогда не было (даже во время советской оккупации) стремления быть неким чисто советским этносом. Все время в домах людей был  трехцветный флаг, а в сердцах – чувство национальной самобытности. Даже на  международных соревнованиях наших спортсменов часто называли не советскими, а литовскими.  Не смотря на «времена интернационализма», чувство национального самосознания у литовцев присутствовало всегда.

Конец восьмидесятых годов, начало девяностых. Независимость. Саюдис. Мне повезло входить в самостоятельную жизнь именно в то прекрасное время.

В университете выучил чешский язык, а вообще знаю их  довольно много. Такие специалисты  ставшей свободной стране были очень нужны. Не случайно, когда  объявили конкурс на замещение вакантной должности в нашем Сейме, то победил именно я. Работал в Международном отделе. Поначалу был референтом, потом стал руководителем Межпарламентского департамента, и затем перешел на дипломатическую службу.

С 1993 года по 1997 был консулом в Киеве. Еще со времен учебы знаю украинский  язык. У меня даже есть диплом – «Выкладач украінской мові і літаратуры». Теперь уже, к сожалению, некоторые вещи начал забывать. Слава Богу, делать это не дают друзья, в частности  посол Игорь Лиховой, с которым иногда общаемся только на украинском.

Потом вернулся в Вильнюс, был шефом протокола нашего МИД.

В 2000 году уехал посолом Литвы в Италию. Потом были Швейцария, Сербия, Черногория, Мальта

В 2004-ом меня к себе на работу пригласил Валдас Адамкус. До 2006 года был его советником по международным вопросам. Потом стал в МИД послом по особым поручениям, курировал  этот регион.

В феврале 2007-го вручил верительные грамоты президенту Лукашенко.   Скоро будет два года, как работаю здесь.

Имею много зарубежных и литовских наград, в том числе мальтийский орден.

— Кем работает ваша жена?

— Женой посла Литвы. Так у нее даже в паспорте написано.   Может быть, она и хотела бы работать по специальности, но не имеет права. За это я всегда чувствую перед ней вину. Юлия закончила тот же Киевский университет, она филолог. Так как я почти сразу  поступил на дипломатическую службу, то взял грех на душу и помешал ее профессиональной карьере. Хотя в Вильнюсе она  работала в музыкальной академии, занималась международными связями. Всегда очень активная и много занимается всякими женскими клубами, но самая ее главная работа состоит в том, что Юлия растит и воспитывает наших детей.

Внуков пока нет, хотя мама меня родила в двадцать лет. Как-то не хочется уже называть себя дедушкой, но это, как даст Бог.

04.12.08
%d0%b1%d0%b0%d0%b3%d0%b4%d0%be%d0%bd%d0%b0%d1%81