Ганчев Петко

%d0%b3%d0%b0%d0%bd%d1%87%d0%b0%d1%9e

З кнігі "Неафіцыйна аб афіцыйных"

ФИЛОСОФИЯ ПЕТКО ГАНЧЕВА

Наверное, среди иностранных дипломатических работников, аккредитованных в Беларуси Чрезвычайный и Полномочный Посол Болгарии в РБ профессор Петко Ганчев в научном плане самый титулованный. У  него целых две докторские диссертации. По философии и политологии.

— Как получилось так, что наука стала дипломатией?

— Никаких метаморфоз не было. Как говорится, одно другому не мешает.

Я родом из Плевны. Город известный. Именно там во время русско-турецкой войны (в 1877 году) шли очень упорные бои  между российской царской и османской армиями. В тех краях и прославился генерал Михаил Дмитриевич Скобелев. К слову, не многие белорусы знают про его белорусские корни. И командующий российской армией Иосиф Владимирович Гурко тоже был белорусом.  А болгарским ополчением, которое сражалось на Шипке, командовал белорус Николай Григорьевич Столетов. Его именем названа одна из горных вершин.

Родился 18 октября 1941 года, но последние дни войны все же запомнил. Помнятся также первые годы так называемой коллективизации и социалистической индустриализации, когда все в Болгарии осуществлялось под нажимом Советского Союза. Нищета и восторг. Рано, точнее в четыре с половиной года, сам научился читать. И с тех пор начал мечтать писать книги, рассказывать людям о происходящем вокруг. До выбора в жизни научного пути писал рассказы.

Кстати, моей первой  наукой была медицина. Отказался и занялся философией. Закончил факультет истории и философии Софийского университета, затем аспирантуру. Очень рано  по тем меркам стал доктором философских наук. Мне было всего 38 лет. Несколько лет назад закончил еще одну диссертацию и стал доктором политологии.

Много, упорно работал в истории, философии, футурологии. В Болгарии был одним из начинателей сферы, исследующей будущее. Потом перешел к изучению глобальных проблем,  экономики и геополитики. Все время испытывал искушение поплотнее заняться реальной политикой, что неоднократно советовали друзья. Так сказать, взгляд на настоящее через призму будущего. Кроме того, пришел к мысли, что вся моя наука была бы гораздо полезней, если б ее применили на практике. Это существенно усилило мой интерес к политике.

Студенты, слушая  лекции, все время высказывали сожаление, что я не занимаюсь реальной политикой. Возможно, именно поэтому, когда  в 2001 году Болгарию после 50-ти лет изгнания вернулся наш царь Симеон II Сакскобургготский и пригласил меня в свое национальное движение,  с удовольствием согласился. Принял участие в ближайших парламентских выборах, стал депутатом Народного собрания Болгарии 39 созыва. Очень много выступал, принимал активнейшее участие во всех пленарных дискуссиях.

…Как раз в прошлом году вышел ІІІ том трилогии-эпоса «Между прошлым и будущим». Первый назывался « В мире жизни и философии», второй «Философия. Политика. Будущее», третий «Переход. Парламент, взгляд изнутри». Параллельно были изданы и другие книги.

— И сколько их всего?

— З0 монографий и свыше 500 научных статей.

–  А как попали в дипломатию?

— Безусловно, я иногда об этом думал, но практических шагов не предпринимал никаких, поэтому, когда в 2002 году наш ныне действующий президент Георгий Пырванов, предложил перейти на дипломатическую работу, это не стало чем-то экстраординарным. А дело было так. Мы возвращались  из Москвы, где у него были переговоры с Путиным. Я спросил о впечатлениях. Он оценил их позитивно, но остался очень недоволен работой нашего посла в России. Почти дословно сказал: „Там должен быть такой серьезный политик и известный ученый, как вы, господин профессор.”  Я заявил о своей готовности и согласовал свои  действия с царем. Тот целый год молчал, вернулся к проблеме лишь осенью 2003 года. Реакция  была восторженной. А через полгода действующий тогда министр иностранных дел сообщил, что я еду послом в Беларусь. Изначально речь шла о Москве, но там что-то не получилось.

Супруга, которая, к сожалению, четыре года тому ушла из жизни, посоветовала начать именно с Беларуси, мотивируя этот тем, что у меня нет большого дипломатического опыта, а в России идут очень сложные политические процессы. Она была права.

Согласился,  в конце апреля 2005 года приехал в Минск. И во многих интервью говорил, что нисколько об этом не жалею.  По моим оценкам белорусский народ, хоть и тоже славянский, как, например, польский или чешский, особенно добрый, толерантный, спокойный. Из истории знаю, что он никогда не  проявлял агрессивности к другим и соседям. Никогда не был инициатором каких-либо войн. Высокая степень толерантности и доброты является особой чертой белорусов. Это весьма  нравится, и очень сильно  помогло, когда я жил  в состоянии стресса от потери супруги.

Все свое свободное время я работал, писал книги. Вышло их много, в том числе и одна на русском языке про Китай «Возрождающийся гигант. Цивилизация и философия древнего и  современного Китая». Собирался много лет, но смог это сделать только здесь. К слову, вначале она вышла на русском языке и только потом на болгарском.

Вышли и названные уже три тома «Между прошлым и будущим», которые я задумывал по образцу «Былое и думы» Александра Герцена. Своеобразная панорама эпохи, в которой  жил. От уходящего капитализма и так называемых социалистических реформ до демократических преобразований. Там много портретов  людей, с которыми я был лично знаком и принимал участие в развитие их философии. Среди них и бывший премьер-министр, и действующий, и, конечно же, царь. Надеюсь,  эти 600-700 страниц выйдут и на русском языке. Перевод уже идет.

В апреле этого года была представлена моя новая книга «Благодарим тебя, наша Родина!». Это документальная киноповесть о  спасении болгарских евреев во время Второй Мировой войны. Так много известно, что своих евреев спасла Дания, что был знаменитый «список Шиндлера», но очень мало людей знают о том, что Болгария тоже спасла от немецких фашистов свою 51 тысячу евреев. Ни одного из них не отдала в концлагеря. Случай уникальный для новейшей истории.

В этом принимало участие довольно много руководителей. И царь Борис III,  и депутаты управляющего тогда большинства,  члены правительства, писатели, Святой Синод болгарской православной церкви (особенно митрополит софийский Стефан и пловдивский Кирилл, который потом стал патриархом всей Болгарии), обычный народ.

За то, что царь, не смотря на настоятельные требования Гитлера, не отправил ни одного болгарского еврея в концлагеря и ни одного болгарского солдата на восточный фронт он поплатился своей жизнью. Через неделю   после посещения померанской ставки  у царя Бориса III  случился очень серьезный инфаркт миокарда. Семь дней умирал в страшных муках. Официальной причиной назван инфаркт  сердца, неофициальной – отравление. Такое шифрованные сообщение послал немецкий военный атташе Гитлеру.

Да, Болгария была саттелитом Германии, но царь почти всегда не следовал указаниям Гитлера, других нацистов. Сохранил в те годы Болгарию, но себя сохранить не смог. После последней встречи с Гитлером так и сказал начальнику  канцелярии и своему отцу: я сделал всё возможное, хотя, может быть, поплачусь за это жизнью. Так и получилось.

Книга была представлена 22 апреля.  Ее тоже перевели. И родившейся в Беларуси еврей, занялся  публикацией в Израиле. Жду.

— Вы один в семье?

— У меня был старший брат Евгений (мне тогда было 10 лет, а ему 14), который трагически погиб, попал под машину. Ужасно. Последние мгновения его жизни были у меня на руках.

Потом родилась сестра. На 11 лет моложе меня. Назвали Евгенией.

— Очень удобное имя.

—  Родители давно умерли. Мама ушла очень рано. У нее было имя, не встречающееся у белорусов, хотя и славянское – Петра. У немцев, кстати, его можно услышать.

Отца звали Димитрием. Сейчас это имя моего сына.

— Он не дипломат?

— Нет.

Он заканчивал славянскую филологию, а потом «международные отношения и европейская интеграция». Есть такая модерновая специальность. Не смотря на то, что  с отличием закончил две чисто гуманитарных магистратуры и, не смотря на мои советы заняться наукой, он «технарь». Знает технические системы различных машин, компьютеры, вооружение, самолеты. И разбирается в этом весьма неплохо. Сейчас работает в одной солидной интернет-компании.

Супругу звали Любовь, а маленькую внучку зовут Анной. Ей восемь лет, уже во втором классе. Очень умная и талантливая девочка.

— А как вы познакомились с женой?

—  Я был студентом последнего курса, а она приехала погостить к тете в Болгарию, которая родом из России, но когда-то вышла замуж за болгарина. Вместе с какой-то подругой они пошли в библиотеку. Там неожиданно и познакомились. Я что-то читал, стал рассказывать. Смотрю — не понимают. Сразу же перешел на русский.

Люба перевелась учиться в Болгарию, и мы вскоре поженились.

Корни у нее украинские, но она считала себя уже почти русской, хотя украинский язык знала довольно неплохо. Родилась возле Воронежа, потом они переехали в Ростов-на- Дону. Работала вначале учителем, а потом библиотекарем.  Закончила русскую и болгарскую  филологию, а также параллельно  специальный курс библиотечного дела.

— А вы откуда знаете русский?

— Еще с начальной школы. Прочел  очень много книг. Наверное, десятки тысяч, если не больше. Это не было для меня проблемой. Возможно, на русском, как и на немецком, английском, французском, я иногда не совсем точно грамматически  выражаю свои мысли, но думаю, что справляюсь. А понимаю  абсолютно все.

— Насколько мне известно, вы немного знаете и белорусский. Даже стали одним из победителей знаменитой «дыктоўкі»?

— Славянские языки даются мне нетрудно. Тем более, что белорусский, на мой взгляд, сохранил древнюю структуру славянских языков. Он почти не развивался. Беларусь все время была под чьим-то давлением. Русским, украинским, польским и т.д. Он сохранился в деревнях, селах и сберег свою первичную заданность. А другие языки в это время развивались с разных сторон. Они синтезировались, многое заимствовали у других, белорусский же сохранился в первозданном виде. Кстати, в нем я находил очень много слов, которые мне известны из современного и древнего болгарского языка. По-русски они звучат совершенно по-другому.

— Кроме дипломатии и философии вы занимаетесь чем-то еще?

—  Пишу серию политических статей для  одного солидного болгарского издания. Претенциозно называл их «Письма издалека», то есть активно присутствую в болгарской жизни. В прошлом году мои коллеги из науки говорили: профессор, вам не хватает Болгарии. Я решил это исправить. На последней встрече нашего президента с послами сказал ему об этом. И услышал – я их читаю.

Сейчас работаю над новой книгой. Это сугубо философская вещь. Попытка синтезировать принципы Божьего сотворения мира и принципы эволюции. Это своеобразное обобщение  моего опыта исследований истории и философии человечества с постулатами эволюции всех наук – космологии, биологии, генетики, геологии и так далее. Получается очень интересно, хотя и намного труднее того, что было раньше.

Я не совсем согласен со всеми принципами материалистической философии и естественной эволюции.

В тоже время не совсем согласен и с набором канонов, догм, созданных религией, которая интуитивно принимает идею создания вселенной Высшим Творцом.  Системы христианства, ислама, иудаизма, буддизма, даосизма и пр. идеальны по сути своей конструкции. Их создали люди, пророки, мечтатели философы, но это не есть настоящее понимание Бога.

На мой взгляд, Бог не руководит нами постоянно. Он задал принципы бытия, заложил интеллектуальные, эстетические и моральные предпосылки, способности творить, познавать, оценивать и выбирать между добром и злом. Дал принципы свободы, творчества, долга, ответственности. Мир и развивается по этим принципам, развивается от простого к сложному, что не совсем созвучно законам термодинамики, которая прочит тепловую смерть вселенной. Процесс идет в совершенно другом направлении.

Об этом писали Даниил Дана и Владимир Иванович Вернадский.

Вернадский назвал это принципом накопления разума, ноосферой. А австралийский ученый Брендон Картер / Brandon Carter/оформил его, как антропный принцип. В этом смысле в универсальной Эволюции, как и в Истории нет заранее заданного   готового образца, но есть предварительно заданные  предпосылки к развитию, которое постоянно происходит через людей, их культуру. В этом я вижу  постоянное присутствие Бога.

10.09.08