Калякін Сяргей

%d0%9a%d0%90%d0%9b%d0%af%d0%9a%d0%98%d0%9d-%d0%9e%d0%a2%d0%9a%d0%98%d0%9d%d0%a3%d0%9b%d0%a1%d0%af-img_0952

  • З кнігі “Лёсы”

 

 Подготовлено к печати 27.06. 2006

 Я уже писал: в том, что на 15 июля 2006 года было намечено проведение двух съездов двух коммунистических партий, нет ничего необычного, особенно если вспомнить классиков. Но  наш разговор с первым секретарём ЦК КПБ Сергеем Калякиным совсем не о политике.

 

Детство будущего «главного» коммуниста

 

Родился 16 июня 1952 года в Минске, в доме № 2 по переулку Я.Коласа. Тогда, правда, улица называлась Логойским трактом. Район Комаровки. Тогда здесь находились военные склады, начинался лес.

Отец, Иван Лаврович, был военным строителем. Минск после войны частично восстанавливали немецкие пленные: те, кто воевал в частях вермахта, работали пять лет, кто был в СС — десять. Я их ещё застал — они работали на проспекте, который потом много раз переименовывали. Министерства строительства тогда ещё не было. Его функции выполняло военно-строительное управление, которое затем преобразовали в четвёртый трест. Отец руководил этим трестом.

Мать, Галина Ивановна, — бывшая партизанка, работала служащей в различных учреждениях. У моих родителей довольно интересная судьба. Для каждого из них это вторая семья. У отца в Минске во время бомбёжки погибла жена. Сын Анатолий, мой старший брат, стал беспризорником. Отец нашёл его в детдоме только через несколько лет после войны.

Папа мамы, то есть мой дед, командовал партизанским отрядом. После войны отряд боролся с бандформированиями. Дед погиб.

В 1957 году родился мой младший брат Михаил. Но с нами жил ещё и младший брат матери Валерий. По возрасту он был младше Анатолия, и мы долго думали, что это тоже наш брат. Разобрались только, когда выросли.

К сожалению, судьба Анатолия сложилась трагически: в 1988 году его убили.

Валерий работал монтажником-высотником. Продуло, заболел. Кроме того, на него во время сварки упала балка. Сейчас на пенсии, инвалид первой группы.

Михаил работает на автотранспортном предприятии.

После войны все жили небогато. Вначале у нас была «коммуналка», потом переселились в двухкомнатную квартиру в этом же доме, затем — в трёхкомнатную. Там сейчас живёт мама с Михаилом.

Развлекались, как и все пацаны того времени, — играли в футбол. По весне всё вокруг заливало водой. На военных складах было много стройматериалов, что позволяло сбивать плоты и устраивать на них настоящие побоища. Сейчас на этом месте находятся РУВД Советского района, военкомат, детский сад, улица Цнянская.

Популярной была игра «бита»: мелкие монеты составлялись в столбик, в них нужно было попасть «тюхой», и тогда весь банк сразу становился твоим. Или же нужно было бросить «тюху» как можно ближе, и ты получал право первого удара, а все перевернувшиеся монеты тоже становились твоими.

В 1959 году у нас дома появился первый телевизор КВН — такой маленький экран с большой линзой. Смотреть телевизор к нам приходили соседи со всего дома.

 

Учёба и служба

 

В первый класс я пошёл в 1959 году, в 20-ю школу (сейчас это гимназия). Там проучился первые три года, а потом перешёл в школу № 76 (открылась в 1961 году).

Мне всегда легко давались естественные науки: математика, физика, химия, астрономия и т.п. Проблемы были только с языками: в «двадцатке» в начальных классах — французский, в 76-й начал учить немецкий, который знаю весьма посредственно. (Хотя именно по немецкому сдавал кандидатский минимум, следовательно, какие-то знания были.)

Особенно я не дружу с пунктуацией: запятые расставляю там, где считаю нужным, а не там, где требуют правила.

С восьмого до середины девятого класса в моей учёбе был трудный период. Как говорится, пропало всякое желание. В четвертях даже случались двойки, и учителя мне намекнули, что лучше бы мне уйти в училище или техникум, но я не стал этого делать. Следует также сказать, что примерным поведением я тоже не отличался.

В девятом классе в конце второй четверти я сломал ногу — бегал по школе и упал на лестнице. Наложили гипс. Заниматься, повторять пройденный материал я начал, видимо, потому, что был ограничен в движении. И за год тогда у меня вышло только две «тройки» — по русскому и немецкому языкам. А ещё через год «тройка» по немецкому вообще была единственной.

В 1996 году (29 мая) я опять сломал ногу в том же самом месте, но, правда, другую. Был заядлым курильщиком, причём курил крепкие папиросы типа «Беломора». Больше месяца лежал в больнице. Естественно, в палате курить не разрешали. С тех пор уже десять лет как не курю.

После окончания школы решил поступать в РТИ. Вначале было желание ехать в Москву, но потом мы с одноклассниками передумали. Математику (устно и письменно), а также физику сдал хорошо, осталось сочинение. Русский язык не был профильным предметом, и было достаточно получить по нём «тройку». Я умудрился наставить так много запятых, что получил два балла, и на дневное отделение не прошёл. Подал документы на вечернее. Кстати, это был единственный вуз, где подобное допускалось.

В своей школе устроился на работу лаборантом в кабинет технических средств обучения. Самое интересное, что при поступлении на вечернее я получил такие же оценки (на устной математике вообще вытащил тот же самый билет), но сочинение на этот раз писал более прагматично. Взял свободную тему «Мой город». Писал приблизительно так: «Утро. Встаёт солнце. Город просыпается». Самое длинное предложение состояло из трёх слов. И меня зачислили на первый курс.

Летом следующего года пошёл работать техником треста «Оргтехстрой» в отдел автоматических средств управления, что было ближе к профилю обучения. А в ноябре меня призвали в армию. Сильно расстроился. Казалось, что жизнь закончилась — приду из армии, а мне уже будет почти 21 год. Старик… Сейчас вспоминаю — смеюсь.

Служил в Южной группе войск. Под Брестом находился распределительный пункт. «Купцы» отобрали нас по росту и образованию. Я попал в роту охраны штаба Южной группы войск в Будапешт («через день на ремень»). Всего в роте было 120 человек. Все на виду. Сачкануть просто невозможно. Увольнений никаких не было. Бегали в самоволки, но ни разу не попались. В Будапеште было что посмотреть, например, луна-парк.

На «губе» не сидел ни разу. Правда, однажды мне объявили «пять суток», но отбыть их не удалось. Утром должны были отправить на гауптвахту, а ночью нас подняли по тревоге — начались учения «Опал-72», и «чаша сия меня миновала».

Посылки из дома получать мы не могли, только письма. Естественно, никто к нам не приезжал. Раз в два года могли побывать в отпуске — 10 дней без дороги.

Служба дала много. Там понял суть понятий «дружба», «поддержка», «подлость». Много занимались спортом и физической культурой. У нас была солидная футбольная команда, которая играла во второй венгерской лиге. За время службы я стал перворазрядником. Начинал вратарём, потом был полузащитником. «Стометровку» бегал за 10,5 секунды.

Уволили в запас нас довольно поздно. Я приехал домой 26 декабря, накануне Нового года. Встретил своего школьного друга, одноклассника Жору Тимановича, который призывался почти одновременно со мной и служил в погранвойсках. Он посоветовал прийти вечером в институт, убедил, что терять год не имеет смысла. Как раз в это время начиналась сессия. К середине следующего года меня уже допустили к сдаче экзаменов. Так я стал студентом второго курса.

Пошёл работать на «Интеграл» наладчиком высокотехнологического оборудования, где проработал до сентября 1974 года.

В 1992 году получил второе высшее образование — закончил философско-экономический факультет БГУ.

 

Партийная карьера

 

Было понятно, что совмещать учёбу и работу сложно, а мне хотелось глубоко освоить предмет. Решил перевестись на дневное отделение. Сделать это можно было только после третьего курса и без «троек». Один курс терялся.

Поставленной задачи добился. На заводе попутно стал кандидатом в члены партии, поэтому меня сразу направили в партком, где решили, что есть смысл заниматься общественной деятельностью. Как раз шла отчётно-выборная кампания в комсомоле, и меня избрали заместителем секретаря комсомольской организации одного из факультетов РТИ. Через год я стал секретарём.

Активно участвовал в деятельности студенческих строительных отрядов. Пригласили на работу в Республиканский штаб студенческих строительных отрядов. Согласился. Курировал деятельность всех стройотрядов за пределами республики. Мне удалось объехать почти весь бывший Советский Союз. Работал в штабе и после учёбы в РТИ.

В 1983 году меня пригласили в Партизанский райком партии инструктором организационного отдела. Стал секретарём парткома треста «Белсельстрой», который существует и сегодня. К сожалению, долго поработать в тресте не довелось. Вызвали в горком партии и сказали, что через два дня я должен выйти к ним на работу. Очень не хотел — зарплата уменьшалась почти в четыре раза. К тому же мы только-только начали обживаться. В новую двухкомнатную квартиру в «кукурузе» по улице В.Хоружей переехал в 1981 году, когда работал в Республиканском штабе, который сотрудничал с Министерством строительства. Я и сейчас там живу.

Мне объяснили, что материальные блага не могут быть важнее партийной работы.

В горкоме разгорелся очень серьёзный конфликт. Горком тогда возглавлял Николай Галко (просьба не путать с известным журналистом. — Прим. автора). Произошло следующее. У одного из членов нашего аппарата, занимавшего солидный пост, возникли проблемы, связанные с материальной нечистоплотностью. Руководство пыталось замять эту историю. Я имел неосторожность выступить против линии руководства и на собрании высказал своё мнение. В это время решался вопрос моего карьерного повышения, были готовы документы на должность заместителя заведующего организационным отделом. На следующий день после моего выступления один из секретарей, Марьян Мисуно, пригласил к себе и сказал: ты прав, но в твоей работе в горкоме я не вижу смысла, так как тебе здесь будут мстить. Он предложил пойти заместителем председателя Советского райисполкома.

С этим периодом у меня связаны только хорошие воспоминания. Было очень интересно, оказывали конкретную помощь людям.

Затем на конкурсной основе (в период перестройки это было модно) меня избрали вторым секретарём Советского райкома партии. Это позволило ознакомиться с промышленным комплексом, так как по должности я курировал многие предприятия в нашем районе.

В 1989 году стал первым секретарём, опять же на конкурсной основе. В этой должности встретил окончание деятельности КПСС и стал безработным.

В марте 1992 года на сессии районного совета меня избрали (из трёх кандидатов) председателем исполкома Советского района, где я проработал до прихода к власти Лукашенко.

В декабре 1991 года была создана Партия коммунистов белорусская (ПКБ). Я был среди её основателей. Возглавил партию гораздо позже — в 1994 году.

На мой взгляд, создание в Беларуси «вертикали» вредно. Об этом я заявил на первом же совещании, которое Лукашенко проводил с руководителями местных органов власти. Возник конфликт. Меня пригласили к тогдашнему руководителю столицы Ермошину, который сказал, что дана команда со мной не работать, и в «вертикаль» я не попадаю. На сессии депутаты четыре раза голосовали за меня, пока я сам не попросил об обратном. Тогда рассматривались две должности — председателя исполкома и председателя совета. Последним меня и избрали.

В 1994 году состоялись выборы в Верховный Совет 13 созыва. Остальное общеизвестно.

 

Семья и хобби

 

В 1979 году я встретил девушку Татьяну, которая уже 25 лет является моей женой. Сейчас она работает в загсе Партизанского района.

В 1981-м у нас родилась дочь Екатерина. В этом году ей исполняется 25 лет. Она тоже закончила РТИ, затем магистратуру. Занимается компьютерным дизайном. У Кати уже своя семья. Внуков пока нет, чем я не очень доволен.

Через десять лет, в 1991-м, родился сын Иван, которого назвали в честь деда.

Кроме футбола увлекался всеми видами борьбы, шахматами, настольным теннисом, плаванием, прыжками в воду.

Собственной дачи у меня нет. Родителям в 1957 году выделили землю, и вот последние 15 лет я веду там перманентную реконструкцию.

Люблю готовить. Всегда за основу можно взять готовые рецепты и придумать что-то своё. Это своеобразный вид отдыха, если хотите — хобби. Я не отдыхаю, когда ничего не делаю.

 

P.S.

29 октября 2009 года на XIV внеочередном съезде Партия коммунистов Белорусская переименована в Белорусскую партию объединенных левых “Справедливый мир”

 

 

 

  • З кнігі “Без палітыкі”

КУЛИНАРИЯ  СЕРГЕЯ КАЛЯКИНА

 Об этом увлечении  лидера оппозиционных  коммунистов Сергея Калякина знают  довольно многие.  Некоторые прочувствовали его, что называется, собственными вкусовыми рецепторами. Кроме постоянных занятий политикой  лидер партии «Справедливый свет» любит и умеет готовить.

 

— Я не скажу, что  готовлю каждый день, — говорит Сергей Иванович, — однако такое пристрастие есть.  У меня действительно  много книг о различных кухнях  мира, где немало самых разнообразных кулинарных изысков. И я действительно иногда готовлю. Причем довольно часто не просто беру готовый рецепт, а на его основе пытаюсь экспериментировать. Блюда могут быть самые  разные, но я предпочитаю кухню довольно острую. Скажем так,  похожую на мексиканскую. Можно из мяса, птицы, рыбы.

Отдельно следует сказать о различных видах шашлыка. Сегодня его можно купить готовым и качество там весьма неплохое, но я стараюсь этого не делать. Мясо покупаю сам. Сам его готовлю,  добавляю всякие ингредиенты. Главное – все делать руками. Чем больше ты с ним работаешь, тем мясо будет вкуснее. Конечно,  потом добавляются различные специи. Их у меня дома очень много.

Есть некоторые «фирменные» блюда. Они делаются не очень часто, может, даже раз в год.

— Какие, например?

— Сборная мясная солянка — cоленые огурцы, лук и различные мясопродукты. Их  должно быть  много. Что-то отваривается, что-то обжаривается, естественно, с добавлением всяких приправ для аромата и вкуса. Здесь  действует принцип: чем больше набор мясопродуктов, тем блюдо получается лучше. Все остальное, наверное, зависит от того, сколько души ты вкладываешь в процесс приготовления. Мало найти необходимые продукты.

Один пример. Котлеты у меня никогда не получаются так, как они выходят у  матери. Очень простая штука. Можно встать рядом, фарш брать одинаковый, но все равно они у нее получаются просто великолепные. А у меня… Словом, другие.

Любое приготовление блюд –  некое таинство. Я всегда говорю о том, что конечный продукт зависит не только от точности технологии приготовления и качества ингредиентов. Недостаточно все перемешать.  Блюдо – произведение искусства. Возможно, именно поэтому я и люблю  телепередачи «Смак», «Кулинарный поединок», «Едим дома» и т.п. Смотрю их, прежде всего, не для того, чтобы запомнить или записать какой-то рецепт. Меня больше интересует технология: каким образом блюдо готовится, как обрабатываются продукты? Как не бывает двух одинаковых шедевров живописи или литературы,  точно также не бывает двух абсолютно идентичных блюд.  Даже приготовленные по одним и тем же рецептам, они всегда различны. Хотя бы по простой причине – что-то может получиться, а что-то нет.

В кулинарии нужно вдохновение. Я, например, не могу просто взять и что-то приготовить, нужен некий душевный порыв.

Когда  готовлю,  получаю какое-то удовлетворение, от всего отдыхаю. Кроме того, это  приносит удовольствие моим друзьям и близким, которые потом все, скажем так, потребляют.

Не считаю его каким-то суперповаром, но в части душевного отношения к кулинарному  делу очень уважаю Андрея Макаревича. Это человек по-настоящему влюбленный в кулинарное искусство. Я видел его не только в «Смаке», но и в других телепередачах. У него горят глаза. Такое отношение мне очень близко. Фантазия, творчество, удовольствие… По-моему, это здорово!

— А какое блюдо у Вас самое любимое?

—  Их много. Самое  частое – многослойный омлет. В него входит очень много составляющих: грибы, перец, помидоры,  какие-то другие добавки. И, естественно, сами яйца. Можно добавлять и предварительно обжаренный картофель.

Причем, омлеты бывают несколько видов. Некоторые жарят их в духовках. Тогда омлет получается высокий, как пирог.

Это блюдо можно приготовить и на сковороде, по другой технологии, конечно. Получается очень сочный омлет, ароматный, вкусный.  На выходные могу сделать его для семьи и наших гостей. Это не занимает много времени.

Другое любимое блюдо у нас называют «мясо по-мексикански». Но я на такое громкое название не претендую. Назовем его мясом, которое готовит Калякин. Мелко нарезанная свинина, перец,  помидоры, другие овощи. Предварительно все  это обжаривается раздельно. Затем можно добавить грибы. Обязательны какие-нибудь восточные приправы типа кумина  или зиры. Восточные пряности всегда придают блюду особый колорит.

— А где Вы их берете?

— Многое продают на рынке.

— Это же очень дорого?!!

— К сожалению. У нас приправы стоят в десятки раз дороже, чем в странах, где произведены. Любое  хобби, если им заниматься серьезно, требует затрат. Особенно, когда ты хочешь получить конкретный результат. Конечно, приготовить блюдо можно и без этих специй, но вкус будет совершенно другой.

Очень важно сочетание специй. Есть такие, которые вместе использовать нельзя: блюдо можно испортить полностью.  Как и в любом творчестве, здесь бывают не только успехи, но и потери.

В принципе, я могу готовить фактически все – супы, поджарки, макароны и т.д., но больше всего люблю работать, повторюсь, с мясом, рыбой, птицей.

— … Для такого увлечения, нужно очень много времени…

— Ту же солянку я обычно готовлю раз в год, утром 1 января.   После того, как все отпразднуют и спят, я всегда стараюсь встать пораньше, в часов шесть утра, и к часам девяти уже все готово. В десять приходят дети, друзья. Солянка – достаточно калорийное блюдо, чтобы есть только его, больше ничего человеку не надо. После новогодней ночи она идет очень хорошо.

Кто-то любит читать книги, ловить рыбу, копать грядки, а я – готовить. Это, кстати, мое не единственное хобби.

— А ингредиенты для блюд Вы где берете? На рынке или в магазине?

— Как когда.  Сейчас в больших магазинах можно купить хорошие продукты, но цены там «кусаются». Да рынках тоже. В последнее время они там выросли просто катастрофически. Если не так давно (года полтора назад) баранину, чтобы сделать каре ягненка, можно было брать без каких-то колебаний, то сегодня уже долго думаешь. Хорошее мясо сейчас  стоит очень дорого.

— Кроме того, что Вы сами готовите, можете назвать рестораны с хорошей кухней?

— Не могу считать себя докой в этом. В ресторанах я чаще всего бываю тогда, когда приезжают какие-нибудь зарубежные делегации. А Минске есть ряд неплохих итальянских ресторанов, у нас  хорошая европейская кухня. В большинстве готовят довольно вкусно, только, на мой взгляд, стоит там все очень дорого. Хотя, смотря с чем сравнивать. У нас дешевле, чем в Москве, но дороже, чем в Литве, хоть качество там гораздо лучшее и уровень обслуживания повыше.

Кніга падрыхтавана да друку  02.11.2011