Ламаносава Лілія

1-%d0%9b%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%8f-%d0%9b%d0%be%d0%bc%d0%be%d0%bd%d0%be%d1%81%d0%be%d0%b2%d0%b0

1-%d0%9b%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d1%8f-%d0%9b%d0%be%d0%bc%d0%be%d0%bd%d0%be%d1%81%d0%be%d0%b2%d0%b0

  • З кнігі “Стыгма”

БОБРУЙСКАЯ ПАСТОРАЛЬ
Очень хочется верить, что инцидент в Гомеле, когда соседи выступили против установления подъемника инвалиду-колясочнику, – всего лишь досадное исключение, а не устойчивая тенденциясложившаяся в нашем обществе. Во всяком случае, увиденное в Бобруйске вселяет очень большой оптимизм.

 

И начинается он буквально на въезде в древний город с плаката, где подчеркивается необходимость нормального общения с людьми с инвалидностью. Всего таких бигбордов в городе установлено восемь штук, что вполне закономерно, ибо в плане доступности для инвалидов Бобруйск считается одним из лучших в Беларуси.

Удивительных историй победы над обстоятельствами за несколько часов пребывания в Бобруйске я услышал столько, что в самую пору писать о каждой «Повесть о настоящем человеке», однако начать хотелось бы с фразы, произнесенной на сей счет заведующим отделением дневного пребывания для инвалидов и сопровождаемого проживания Управления социальной защиты «Территориальный Центр социального обслуживания населения Первомайского района г. Бобруйска» Марией Капустиной, которая в данном проекте выступает в качестве тренера-психолога: «У каждого из нас есть периоды, когда что-то хочется рассказать другим, а что-то нет. То же самое с людьми с инвалидностью. Далеко не все из них хотят вспоминать свои трагедии. Некоторые даже скрывают их принципиально».

Как модно сейчас говорить, она стала одной из хедлайнеров этого очерка и интерактивного занятия «Спроси меня…», название которого идентично названию социального проекта, реализуемого в Бобруйске. Думается, есть смысл вспомнить еще одну ее цитату: «Как известно, осенью 2016 года Беларусью ратифицирована ооновская Конвенция о правах инвалидов. На одном из семинаров, организованном Офисом по правам людей с инвалидностью мы ознакомились с программой «Повестка 50», в рамках которой и реализуется наш проект. Финансируется он Европейским союзом. «Спроси меня…» в первую очередь предназначен для налаживания коммуникаций между людьми с особенностями передвижения и людьми без них. Это прекрасный пример тесного сотрудничество государственной структуры и общественного объединения».

Именно Бобруйское отделение этого объединения (речь о Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников) и возглавляет главная героиня повествования Лилия Ломоносова.

К сожалению, доминирующее в общественном сознании восприятие людей с инвалидностью далеко от идеала. И инцидент в Гомеле, который положительно разрешился только после широкого информационного резонанса, – отнюдь не единственный.

Большая часть из нас воспринимает людей с инвалидностью как некое нетипичное недоразумение. Которое к тому же может быть даже опасным.

Между тем это не так. Инвалиды-колясочники, как наглядно доказало «Спроси меня…», ничем не отличаются от обычных людей. Только способ их перемещения в пространстве волей случая стал другим.

Грустная история Лилии Ломоносовой началась летом 2012 года в Подмосковье, точнее в Одинцовском районе, куда Лилия Борисовна приехала для того, чтобы заработать немного денег на ремонт квартиры, которая достраивалась в родном Бобруйске. Как известно, большинство таких квартир сдается без отделки, то есть владелец получает практически голые стены и дальше всё обустраивает так, как ему заблагорассудится. Подобный вариант предпочитают многие, ибо он значительно дешевле, чем то, что предлагают строители, а после все равно переделывают сами жильцы.

К новому учебному годы россияне шили новые комплекты школьной формы, потому профессиональная швея Лилия Борисовна Ломоносова уволилась с работы в Бобруйске и поехала в Подмосковье, чтобы за одну «вахту» заработать хотя б на «косметический» ремонт.

В тот роковой день (после полутора месяцев работы) ей надо было передать из Москвы в Бобруйск матери посылку, потому и пришлось вызвать такси.

Таксист оказался неадекватным человеком. На большой скорости он умышленно направил машину в кювет, где та несколько раз перевернулась. Жизнь Ломоносовой спас ремень безопасности. Водитель бросил пассажирку умирать, а сам убежал. С переломанным позвоночником (перелом первого поясничного позвонка) женщину доставили в ближайшую больницу, но операцию сделали только через три дня, когда мать привезла из Беларуси деньги. До этого российские врачи помогать умирающей белоруске отказывались.

Меньше всего хочется говорить о какой-то политике, но лично мне не совсем понятно предназначение Союзного государства, если подходы к жизни и смерти этих самых «союзников» такие разные…

Оперировали Лилию 18 июля, в день, когда ей исполнилось 33 года. А 3-го августа ее перевезли в Бобруйск в больницу, из которой выписали только 22 декабря. Летом следующего года был лагерь активной реабилитации, а спустя некоторое время она сказала своей матери: «Надо что-то делать, иначе от сидения дома я сойду с ума».

С помощью известного всему Бобруйску Сергею Мацкевичу Лилия вышла на знакомого читателям нашей книги Игоря Стригу и полтора года работала у него в фирме.

Вскоре переехала в ту самую квартиру, ради ремонта которой и отправилась в Россию на заработки. Сошлась со своим будущим мужем Яковом. В прошлом году они расписались.

Инвалиды-колясочники, вспоминая день собственных трагедий, называют это «сломался». Воспользуюсь их терминологией и я.

Муж Лилии Ломоносовой Яков Васильев «сломался» в 21 год от роду. Подробно об этом рассказано в замечательном специальном репортаже Ангелины Скакун «Сильные духом», который без труда можно найти на Ютубе.

Перед свадьбой (в юности) Яков Васильев захотел прокатить с ветерком на мотоцикле свою невесту. Бравада закончилась трагедией. Когда понял, что аварии не избежать, он столкнул девушку с заднего сиденья, чем спас ее здоровье, а может, и саму жизнь. Девушка отделалась царапинами, а Яков «сломался». Вместе с потерей ног он потерял и невесту. Через короткое время потенциальные жених и невеста навсегда расстались.

Дальше было 20 лет одиночества и новая любовь – Лилия Ломоносова.

Кстати, свое любимое занятие, шитье, Лилия Борисовна не забросила по сей день. Только швейная машинка сейчас не с ножным, а с ручным управлением. Лилия шьет себе всякую всячину – сумочки, шляпки и т.д.

А еще она работает диспетчером фирмы «Московское такси», во что обычному человеку трудно поверить. Схема функционирования удаленного рабочего места такова: с помощью специальной компьютерной программы Ломоносова принимает заказ и уже через несколько минут к клиенту по улицам Москвы направляется свободная машина.

По ходу интерактивного занятия «Спроси меня…» мне повезло услышать еще три интересных истории, о которых тоже есть смысл упомянуть.

Константин Должецкий «сломался» тоже в 21 год и тоже в ДТП. Страшный диагноз – перелом шейных позвонков. Больше месяца пролежал в реанимации. В коляске уже 17 лет. За это время успел дважды жениться и много раз побывать за границей за рулем собственного автомобиля. Активно участвует в соревнованиях по велоспорту, которые проводятся для людей с инвалидностью.

Павел Лисовский считает себя почти молодым инвалидом-колясочником, ибо в коляске находится всего три года. До травмы занимался металлоконструкциями. Устанавливал в Раубичах ангар. Спешил. Упал.

История Ольги Матусевич в своем роде уникальная. Родом она из поселка Свислочь Пуховичского района, что в 43 км от Минска. «Сломалась» в 22 года. Упала с высоты всего лишь второго этажа, но очень неудачно – разрыв спинного мозга. К моменту травмы из рядового продавца стала товароведом. В то время была замужем, но через полтора года муж ушел.

В попытках вернуться к прошлой жизни минуло два года, но их безуспешность не стала причиной длительной депрессии. Судьбе было угодно познакомить Ольгу с легендарным борисовчанином Александром Паламарчуком, который полностью обездвижен, но обладает уникальным талантом организатора. В созданной им айтишной фирме Ольга с сентября прошлого года по сей день работает рекрутером, то есть занимается подбором персонала.

В Бобруйск она попала по просьбе Лилии Ломоносовой, чтобы в рамках программы «Первый контакт» уговорить поехать в лагерь активной реабилитации одного новоиспеченного инвалида-колясочника, чего до этого (несмотря на три месяца попыток) не удавалось никому. Ольга Матусевич была у него в виртуальных друзьях, потому Ломоносова и попросила ее помочь.

Телефонное общение Матусевич закончилось тем, что в декабре 2017-го она приехала в Бобруйск и больше домой не возвращалась…

Приведенные выше примеры убедительно доказывают, что жизнь человека не заканчивается досадной трагедией, и советам правильной помощи в подобных ситуациях было посвящено интерактивное занятие «Спроси меня…».

Уже второе по счету, кстати. И такое же многочисленное. Огулом на двух мероприятиях побывало свыше ста человек, среди которых были не только медики и педагоги, но и простые бобруйчане.

Обобщение Марии Капустиной о том, что при встрече с людьми с инвалидностью большинство из нас прячет глаза и не может объяснить детям, как правильно себя с ними вести, довольно красноречиво и точно характеризует происходящее вокруг. Потому так важно спросить у человека с инвалидностью, нужна ли ему эта помощь вообще.

Именно эта мысль и была заложена в название всего мероприятия, стала, если хотите, его ориентиром и лейтмотивом.

Стигм и стереотипов в отношении людей с инвалидностью за многие десятилетия возникло немало, но, пожалуй, самым распространенным мнением то, что их обязательно надо жалеть и помогать. И верховодит оно не только на государственном, но и на бытовом уровне.

На самом же деле это соответствует реальности с точностью до наоборот. Более того, большинство людей с инвалидностью на дух не переносит подобное к себе отношение. А иногда оно может и вовсе серьезно навредить. Например, закончиться падением с коляски, чего чудом избежали Яков Васильев и Константин Должецкий.

К слову, в их рассказах волнений за возможные травмы (морального плана) желающих помочь было гораздо больше, чем переживаний за самих себя. Стремление больше думать о других, чем о себе, свойственно большинству людей с инвалидностью.

Профессиональный сленг инвалидов-колясочников делит их на «шейников» и «спинальников». Именно у «шейников» травма связана с тонусом мышц, и падение с коляски может обернуться непроизвольным разжатием мускулатуры. Проще говоря, из сидящего человека инвалид-колясочник превращается в вытянутого в струнку. И совладать с этой «доской» могут только специалисты…

Если непрошенная помощь чревата травмой, то излишнее проявление жалости унизительно по своей сути. Вряд ли кому-то из нас хочется выглядеть просителем милостыни. Между тем для инвалидов-колясочников это весьма распространенное явление. Довольно часто здоровые люди воспринимают их, как объекты для собственной сердобольности.

Рассказ о том, как приходилось буквально скрываться на минском железнодорожном вокзале от старушки, желающей помочь денежным пожертвованием, у участников «Спроси меня…» вызвал немало смеха.

Кстати, эта эмоция была самой распространенной на всем интерактивном занятии, хотя часто колясочникам приходится совсем не до смеха. Упомянутый выше Константин Должецкий рассказал про инцидент на популярном в Бобруйске Птичьем рынке, когда, для того чтобы освободить занятое торгашами предназначенное людям с инвалидностью место, пришлось вызывать ГАИ.

Случай, увы, не единственный, и совсем не факт, что когда-то угроза «переломать всё, что пока не сломано» не станет реальностью…

Руководитель Офиса по правам инвалидов Сергей Дроздовский рассказал, почему у программы «Повестка 50» именно такое числительное. Оказывается, в Конвенции ООН «О правах инвалидов» ровно 50 статей. Их жизненной реализации и посвящена поддержанная ЕС программа. А вот то, насколько она будет успешной, зависит от каждого из нас.

 

 

%d0%af%d0%ba%d0%be%d0%b2-%d0%92%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d0%b5%d0%b2 %d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%9a%d0%b0%d0%bf%d1%83%d1%81%d1%82%d0%b8%d0%bd%d0%b0 %d0%92%d0%be-%d0%b2%d1%80%d0%b5%d0%bc%d1%8f-%d0%b7%d0%b0%d0%bd%d1%8f%d1%82%d0%b8%d1%8f-%d0%a1%d0%bb%d0%b5%d0%b2%d0%b0-%d0%bd%d0%b0%d0%bf%d1%80%d0%b0%d0%b2%d0%be-%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f