Ліс Дар’я

%d0%bb%d0%b8%d1%81

 

  • З кнігі “Пераадольванне”

 

 08:02:2012

 

11 ЧАСОВ 39 МИНУТ

 

Информация к размышлению: Дарья Лис родилась 6 октября 1981 года в деревне Залесье Сморгонского района Гродненской области. В 2004  году закончила Белорусский государственный  педагогический университет имени М.Танка. Работает корреспондентом «Радыё Рацыя» и еженедельника «Свободные новости плюс».

 

Честно говоря, писать за коллег по перу, по меньшей мере, неэтично. Особенно, если они сами делают это очень неплохо. Потому я и предложил Даше Лис написать короткое эссе на тему своей жизни. И не ошибся. Настолько, что теперь могу с уверенностью повторить  известную мультяшную фразу – «Мы с тобой одной крови!».

Думаю,  прочитав  текст, многие мне начнут завидовать и по-чёрному, и по-белому. 

 

 

IT`S MY LIFE

 

Дом, семья, друзья. Шуршать листиками в аллеях старого парка… Золотая осень. Музыка Френка Синатры, полонез Огинского, белорусский рок и русский – тоже. Барды. Книжки. Кофе. Тексты. Репортажики для радио. Безбарьерный «хутор» со скоростным интернетом.

It`smylife.

Периодически я чувствую себя вне цивилизации. Потерянной в джунглях Амазонки. И работа – один из способов пробиться к «своим».

It`s my life.

Журналистика.

Журналистика в любом случае экстремальная профессия. И как меня сюда занесло? Стала бы профессором математики или хорошим бухгалтером. Было бы проще. Но с цифрами не сложилось с самого начала. Проехали. У меня есть свои темы, свой стиль – и я люблю свою работуJ Она даёт почувствовать вкус жизни… Пожалуй, это та профессия, которая позволяет путешествовать если не реально, то виртуально. Знакомиться с новыми людьми, узнавать что-то новое. Ты пишешь о девушке, которая живет в Париже, – и узнаёшь этот город, ходишь его улочками… Пишешь о талантливом мастере народной вышивки – и изучаешь историю белорусской вышивки. Красное на белом. Спешишь посмеяться в радиофельетонах над реалиями нашего «агрогородка», иначе заплакать придётся. Зачем? Лучше улыбатьсяJ

О чем я мечтала в детстве?

До лет 6 лет моя болезнь была практически незаметна и не ограничивала сильно мои действия (конечно, родители знали о ней и пытались меня лечить различными способами!) Я была симпатичной пухленькой девочкой с упёртым характером, могла ходить, но не могла БЫСТРО ходить и бегать. До 4 лет мы жили с бабушками…

Было много подружек, особенно летом, когда все съезжались в деревню. Нам отдавали в полное владение почти весь большой дом, особенно мы с девчонками любили играть на большой веранде. Куклы, наряды, книжки, “интеллектуальные” игры вроде лото, “Бизнеса” (и карты – тоже!), ходили друг к другу в гости на дни рожденья… Я всегда была общительной девушкой.

Мечты о профессии.

Сначала хотела продавать клубничное мороженое (в Евпатории мы его ели с мамой в одном симпатичном кафе!), потом – стать учительницей пения или начальных классов, модельером-дизайнером. Любила петь, рисовать и шить одежду куклам. Наверно, я всегда хотела выздороветь, даже была уверена лет до 12 – пока я повзрослею, научатся лечить. За границей – обязательно! Потом поняла, что номер не пройдет. Не научатся.

На выпускной в 11 классе я пришла уже студенткой БГПУ имени М. Танка (факультет белорусской филологии и культуры, заочное отделение). Осталось только золотую медаль получить. С поступлением вышла такая история…

Любила французский язык, писала заметки в детско-юношеские издания… Значит, инъяз или журфак… ОК! Первый вариант – нет лифта и заочного по французскому, второй – лифт не работает. 1999 год. Остается филфак. В БГУ не было лифта, а в педагогическом он был…

Так и проучились пять лет: ездили с родителями на машине в Минск сдавать экзамены, на лекциях была только однажды – экстернат! Теперь наш факультет закрывают. Беларуси не нужны белорусские филологи. Русский язык нужен, китайский, а белорусский – нет… Ирония судьбы, однако, какая.

Высшее образование я получила – уже плюс. Для журналистики ведь не обязательно закончить журфак, а я знала, что мне надо писать что-то свое. Оставалось это “своё” найти… После сдачи госов я… месяц читала детективы, а потом… Чем я только не занималась! Была репетитором. Ничего не делала. Вязала полосатые носки и яркие шарфики. Работала в районном коррекционно-развивающем центре с детками: один раз в неделю меня забирали на микроавтобусе центра и отвозили обратно – огромный плюс, учитывая то, что мой папа тогда очень много работал. Впрочем, сейчас – тоже! Было интересно, в центре работают замечательные люди, а попала я туда, написав о них статью для районной газеты.

На первых курсах университета начала сотрудничать с “Новой газетой Сморгони”. Периодически что-то им отсылала. После универа предложила им авторскую рубрику (события в стране с моими юморными комментариями, очень даже резкими), писала им и о других вещах, когда интересный материал находила… Было бы всё неплохо, но газету закрыли.

Начались мои метания: то в одну газету пробовала писать, то в другую. Ничего постоянного и надежного не было. Не могла найти свои темы, свое издание и своего редактора…

Когда ты на коляске, то журналистика превращается в двойной экстрим:) Журналиста ноги кормят:) И чего вы девушка хотите? Шла бы в бухгалтеры… Провинциальная девочка вне столичной тусовки – тебя никто не знает и ты не знаешь НИКОГО. А потом мне предложили сотрудничество с еженедельником «Свободные новости плюс», а потом – с «Радио Рация». И за то, и за другое – спасибо коллегам и друзьям. Мне просто дали шанс. Возможность учиться, работать, вырваться из четырех стен. Сделать что-то хорошее. Поверить, что – МОГУ.

Теперь пишу фельетоны для «Радыё Рацыя» пять раз в неделю. Редакторы не ограничивают тематику: есть возможность поэкспериментировать – и это здорово! Давно хотела попробовать себя на радио, с голосом поработать… С тех пор, как поучаствовала в парочке интересных проектов с «Радыё Свабода». С тех пор, как познакомилась с замечательным журналистом и человеком Александром Леонидовичем Улитёнком, который похвалил мой «радийный» голос. Ну, что ж, работаю голосомJ Две с половиной – максимум четыре эфирных минуты дважды в день. Эти минуты – мой шанс успеть сказать что-то важное и надежда, что УСЛЫШАТ! На радио хороший коллектив, который понимает и принимает.

Плюсы есть и в регионах.

В Залесье красивая золотая осень. Но! Периодически неспокойных характер (и желание раздвинуть горизонты!) заносят меня далеко от родных мест – в Гданьск или Париж. Не так часто, как хочется: есть все-таки «фишка», которая не даёт мне разогнаться! Поехать поработать в «горячих» точках планеты. Пойти на оппозиционный митинг. Сделать «живое» интервью с человеком на другом конце планеты или банально в Минске. SMA. Проблемы с двигательными нейронами спинного мозга. И это пока не научились лечить даже продвинутые американцы.

И я передвигаюсь в пространстве с помощью электроколяски. Моя красненькая «Meyra» для меня – верный друг в путешествиях, правда, не все дороги ей нравятся. Вот Вильно – нет, к примеру… «Историческая» столица подкачала в плане безбарьерности на уровне столицы «здесь и сейчас».

Я не могу танцевать. Блин. Так вышло. Но вкус хорошего кофе, вина и общения с интересными людьми не меняется от твоего способа передвижения в этом интереснейшем из…. И других вещей – тоже. Кто-то не понимает? Жаль. Но это УЖЕ не моя проблемаJ

Было бы интересно побывать на другом континенте. Очень хочу рвануть в Нью-Йорк, пожить в Канаде или Австралии, но… У меня оооочень плохой английский. И это на самом деле плохо. 10 раз начинала учить и бросала 10 раз. Теперь попытка №11.

Жизнь интересная штука.

Так много замечательных мест на планете, где стоит побывать! Я живу в Залесье на Сморгонщине. Здесь находится имение известного композитора Михала Клеофаса Огинского – и есть версия, что именно здесь написан знаменитый полонез «Прощание с родиной». При Огинском из-за творческой атмосферы Залесье называли «Северные Афины»… А есть же Афины настоящие! И Греция. И тёплые моря. Очень люблю море. Мечта – пожить месяца два в приморском городе. Вкус соли на губах. Шум прибоя. Много солнца.

Мне 30. Стараюсь не тормозить на цифрах. Что-то успела, но много белых пятен, которые нужно раскрашивать яркими красками. Надо успеть. Написать пару книжек. И пару сотен статей. И, может, замуж сходить? Всё-таки любовь и свобода – одинаково важные вещи. Важно найти балансJ

Собираю колокольчики. Говорят, они своим радостным звоном счастье приносят… А я просто – люблю! Колокольчики из Вильни, Гданьска, Кенигсберга. Люблю живой огонь. Прозу Хемингуэя и Короткевича. Своих близких, которые никогда не сдаются и поддерживают меня во всех важных проектах. И почти во всех авантюрахJ Люблю свой дом и свой КЛАН – от Залесья до Нью-Йорка и Камчатки.

It`s my life.

 

 

Самое первое свое «путешествие» Дарья Лис совершила в восьмилетнем возрасте. Вместе с двоюродным братом Максимом убежала в соседнюю деревню купаться. Естественно, родители об этом не знали и, естественно, было — «Макаренко отдыхает». Особенно от мамы.

Максиму досталось не меньше. Кроме всего прочего, он довольно долго  простоял  перед иконой в углу дедовского дома.

А самое последнее (на сегодняшний день) было путешествие в Париж. Оно  же —  самое дальнее и самое необычное. Такой нетривиальный подарок  на день рождения презентовал один из друзей.  Совершила его Дарья сама, то есть без помощи родителей.

Что же касается самых любимых путешествий, то все они непременно связаны с морем – Калининград, Гданьск, Крым.

 

Написал, и самому  захотелось попутешествовать тоже. Заразительная это, оказывается, штука!  Хочу в Залесье – поговорить с Дарьей Ліс.

img_0012 img_0037

img_0037 img_0012%d0%9b%d0%98%d0%a1-1 %d0%9b%d0%98%d0%a1-2

%d0%90%d0%bb%d1%96%d1%9e%d1%81%d0%ba%d1%96-%d0%bf%d0%b0%d1%80%d0%ba_%d0%b2%d0%b5%d1%87%d0%b0%d1%80_%d0%9c%d0%b0%d1%86%d1%8d%d1%80%d1%86%d1%96%d1%8f%d0%bd%d0%b0 %d0%9b%d1%8e%d0%b1%d1%96%d0%bc%d1%8b-%d0%b1%d0%b0%d1%80-%d0%bd%d0%b0-%d0%bf%d0%bb%d1%8f%d0%b6%d1%8b_%d0%b3%d0%b4%d0%b0%d0%bd%d1%8c%d1%81%d0%ba