Мора Майра

5

З кнігі "Неафіцыйна  аб афіцыйных" 

ПОСОЛ «СКУЧНОЙ СТРАНЫ»

Хорошо известно, что причуды Судьбы детские мечты иногда делают реальностью.  Но дело здесь не только в везении.  Чрезвычайный и Полномочный Посол Латвии в РБ Майра Мора стала дипломатом не только благодаря случайному стечению обстоятельств, а сделала для этого  довольно много.

Да и называть Латвию «скучной страной» можно только в очень переносном смысле.

— Родилась в Риге, — по моей  просьбе рассказывает  Майра Мора. —  После школы училась в Рижском университете, который закончила еще в советское время. Первое мое образование – филолог английского языка. Помните, тогда был такой журнал «За рубежом», где перепечатывались статьи из зарубежных изданий и размещались собственные комментарии, очерки?  Его выписывал мой отец, который всегда интересовался политикой  Как и  все жители Латвии мы слушали «иностранные голоса».  В те времена работали так называемые «глушилки» и папа, которого зовут Гунар, почти на четвереньках, прислонял антенну транзистора к радиаторной батарее парового отопления. Так было лучше слышно.  Об этом знали все. Звук шел волнами, и мы все ходили на цыпочках, потому что было нельзя мешать.

В последних классах  с подругой и одноклассницей вдруг решили поехать в Москву поступать в МГИМО. Я очень этим заинтересовалась и даже наняла учителя итальянского языка. Посчитала, что одного английского, хотя и училась в специализированной школе с углубленным изучением, дипломату  будет мало. В процессе подготовки  узнала, кто учиться в МГИМО и что из выпускников потом получается — неизбежная ангажированность делами «щита и меча». Конечно, это было неприемлемым. К тому же латыши, всегда считались ненадежными «нацкадрами», так что путь в МГИМО, нам был, что называется заказан.  В те времена латыши даже в моряки дальнего плавания  не попадали. Потому от детской идеи пришлось на время отказаться.

Так получилось, что почти сразу после окончания мной вуза, где я довольно неплохо выучила английский язык, в нашу страну пришла независимость. Сначала я работала в Департаменте внешних экономических связей, который был при Кабинете  Министров. Из-за совершенно очевидной кукольности действовавшего до этого МИД, которая заключалась в протокольном обслуживании приехавших в Ригу московских чиновников, новое министерство иностранных дел создавалось, фактически заново.

В 1992 году наш департамент объединили с МИД. Так я стала дипломатом и детская мечта сбылась.

Затем училась в Швейцарии, точнее в Женеве, на высших курсах по политике, безопасности и разоружению. Очень хорошие курсы и очень престижные. Учились мы больше года, каждый день был настоящий катарсис политических наук. Просто великолепные преподаватели! Часть из академических кругов (50 на 50), а часть тех, кто занимается непосредственно дипломатией и государственным управлением. Известные на весь мир имена. Лучшего и представить сложно.

После этого я работала Вене заместителем главы латвийской делегации при ОБСЕ.

По настоянию России в Латвии работала  миссия ОБСЕ и все подписанные договоры о выводе войск и закрытии военных объектов, как бы депонировались в головной офис.

По-этому интерес у нас  был  большим. В то время происходил вывод из Латвии советских войск и довольно остро стоял вопрос об остающихся у нас военных пенсионерах. Кроме того, обсуждалась судьба  объекта раннего оповещения советской ПВО (знаменитый радар), расположенного в Скрунде. Как его не называй, но это было русской военной базой на территории Латвии. Тогда  эту мечту даже  сформулировать не решались, но нам хотелось когда-нибудь  вступить в НАТО, что стало бы самым большим гарантом независимости и безопасности Латвии. Как вы понимаете, в таких условиях присутствие на нашей территории чужой военной базы, было бы абсурдно. Выбор формулировался предельно просто: либо мы сумеем договориться с Россией о ее радаре и у нас будет будущее, либо,  будем среди стран    Советского Союза, которые не решили свои проблемы. В Приднестровье российские войска находятся по сей день. Или взять туже Грузию.

Не без помощи дружественных стран нам удалось этого избежать. В первую очередь, речь об Америке, Швеции, Германии.

Теперь такого напряжения нет. Как сказал один мой коллега из дипломатического корпуса – вы стали теми скучными странами, где ничего не происходит. Да, если смотреть глазами дипломата, но если взглянуть на происходящее с позиции обычного жителя Латвии, то можно сказать: слава Богу, что мы стали страной, где не происходит ничего экстраординарного. Просто прекрасно: за такой короткий срок мы добились статуса «скучной и спокойной страны».  Не всегда это бывает плохо. За несколько десятилетий XX века Латвия пережила то, что некоторые другие государства переживают  столетия.

Потом я немного (два с половиной года) работала в Риге, а в 2000 году стала нашим послом в соседней Литве.  Пробыла там до 2004. Уникально-интересное время! Одновременно с литовцами мы вели переговоры о вступлении в НАТО и Евросоюз.

2 августа 2004 года меня назначили латышским послом в Беларусь.

—  Родители живы?

— Слава Богу. Они уже пенсионеры.

У меня очень хорошие папа и мама, мы с сестрой всегда им помогаем. Она младше, зовут Инга. Помогает мужу заниматься издательским бизнесом. Растит двоих детей.

Не смотря на пенсионный возраст, отец еще работает председателем совета в своем (раньше тоже работал именно там) архитектурно-проектном институте, который после приватизации стал акционерным обществом.

Хотя у них и неплохие пенсии, но не такие, как зарплаты у работающих людей. Большая квартира, дача, машина. На содержание  одних пенсий не хватает. Повторюсь, мы с сестрой в меру возможностей помогаем и делаем это, прежде всего, для того, чтобы им не нужно было менять привычный образ жизни.

У мамы довольно сложное имя – Омула. Всю жизнь она проработала медицинским работником. Много лет назад  вышла на пенсию и первое, что сделала … вновь устроилась на новую работу. Она дежурила в конюшне  лошадей, одной из спортшкол.  Дело в том, что в молодости, еще до моего рождения, мама являлась чемпионкой Латвии по конному спорту. В советское время у нее даже  собственная лошадь была. Не государственная,  личная. Когда закончила спортивную карьеру,  продала.

Я сама никогда конным спортом не занималась, но от нее мне передалась любовь к лошадям. Как к очень красивым и близким людям животным. Помимо чисто практических нюансов, это еще и очень умные животные.

Помню, как мама с гордостью сказала, что устроилась на новую работу. Оказывается, она всю жизнь мечтала заниматься лошадьми.

— А вы чем увлечены?

— Постоянно занимаюсь большим теннисом. В советское время, после окончания университета, я немного работала переводчиком в системе Академии Наук. Точнее в институте микробиологии Он был создан еще до войны и находился за городом. Там большой сад, где мы сделали теннисный корт. Дело в том, что тогдашний президент Академии Наук был заядлым фанатом тенниса.  Поэтому в нашей системе в него играли практически все.

Занимались довольно серьезно. В нашем институте было несколько групп, которые за свои деньги нанимали тренера. Мы даже устраивали турниры.

Конечно, это любительский теннис, но на довольно неплохом уровне.

Когда работала в  Вильнюсе, несколько раз в неделю ходила к тренеру, для того чтобы он меня «погонял» по корту. Партнеров в чужих местах найти трудно. Особенно одного уровня. Если ты играешь лучше, то скучно будет тебе. Если лучше играет противник, то скучно будет  с тобой.

Занимаюсь теннисом и в Беларуси, но сейчас пришлось сделать паузу – небольшая травма. Раньше со мной работал до недавней поры действующий чемпион Беларуси Самосейко. Прекраснейший тренер и замечательный человек. Один час в неделю.       Больше не позволяет работа.

Второе увлечение  — горные лыжи. «Встала» на них в детском возрасте. В Латвии, как и у вас в районе Логойска, есть возвышенности. Только у вас они немного искусственные, а нас совершенно натуральные. В Латвии  своя Швейцария. Сигулда. Там проходил ледник, и остались довольно крутые спуски. Не хуже, чем в «Силичах». Только в отличие от ваших  горнолыжных комплексов, там создано все очень давно. Трассы  были еще в довоенное время. И подъемники тоже.

По-моему, я их освоила в 12-13 лет. Анекдот. Когда в школе нужно было сдавать нормы ГТО, обычных  лыж у меня не было вообще. И кататься на них я не умела совершенно. Ботинки там крепятся абсолютно иначе. Каблук в них свободен, а в горных лужах жестко закреплена вся нога. И я просто  падала. Полукилометровый кросс бежала на своих. В том числе и «елочкой» под горку.

В советское время несколько раз ездила в Карпаты, в Славск. Ним разу не довелось побывать на Кавказе. Для студентов это было слишком дорогим удовольствием, а когда уже работала, то не было компании.

В Швейцарии все возобновила.

Когда работала в Вене, мы шутили, что нужно писать петицию и просить перенести столицу Австрии в Зальцбург – ближе к горам. В таком случае все посольства и представительства  международных организаций тоже туда переедут. Жаль, но ничего так и не написали…

Пробовала кататься на горных лыжах и здесь. Привезла в Беларусь всю свою экипировку.

22.10.09

%d0%bc%d0%be%d0%b9%d1%80%d0%b0

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA