Гулд-Дэвіс Найджел

25.06.08 г. минск. посольство англии. найджел гулд-дэвис посол ее величества Фото Прупаса

З кнігі "Неафіцыйна аб афіцыйных" 

 «АНГЛИЙСКИЙ ЮМОР» НАЙДЖЕЛА  ГУЛД-ДЭВИСА

Сразу же разочарую любителей всяких хохм: ничего смешного в этом тексте нет. А есть то, что сегодня молодые называют приколами. Действительно, несколько непривычно видеть в здании, которое  живет по строгим дипломатическим канонам, двух  шикарных кошек. Именно с них мы и начали  разговор  с Чрезвычайным и Полномочным послом Великобритании в Беларуси  Найджелом Гулд-Дэвисом.

— Кошек можно назвать моим хобби. Здесь  только две. Я привез их Москвы, так что они в некотором смысле «русские».

Раньше  много играл в футбол. Сейчас, к сожалению,  это выходит довольно редко – работа. Однако уже в ближайшее время хочу значительно активизироваться.

Еще одно увлечение – я квалифицированный арбитр по футболу, даже есть соответствующее удостоверение.

Люблю путешествовать.  Когда был в Москве,  постарался использовать эту возможность максимально эффективно. Удалось посетить несколько стран, которые к России ближе, чем к Англии. Сирия, Вьетнам, Индия. Впечатления очень яркие.

Увлечен классической музыкой. Правда, работа дипломата такова, что даже по вечерам мы часто заняты – приемы, вечеринки, другие мероприятия.

— Давайте вспомним, несколько эпизодов вашей биографии?

— Родился 1 марта 1966 года. С нашим министром иностранных дел мы ровесники – 42 года.  Для посла и министра возраст довольно небольшой. Я из Лондона, точнее из городского района Isleworth. Детство в основном провел в маленьком «спальном» городе Woking, что в  десятке километрах от столицы. К сожалению, не очень красивый город. Само графство Surrey, кстати, довольно красивое. Основной отличительной родного города можно назвать то, что именно там впервые  высадились марсиане в книге Герберта Уэллса «Война миров» и начали воевать против землян.

У меня один брат. Его зовут Гай. Он не дипломат, занимается пиаром. Сейчас работает в Сан-Франциско.  Папа умер в 2001 году. Мама уже несколько лет живет в Испании.  Там потеплее, чем в Англии.

После школы поступил в университет. Закончил Оксфорд и получил степень магистра по специальности международные отношения. Далее захотел сделать научную карьеру и переехал в Америку. Пять лет занимался исследованиями в Гарварде. Потом защитил диссертацию.

— Образование весьма солидное…

— Действительно, было очень непросто. В Гарварде немного cам преподавал. Затем вернулся в Англию, и четыре года читал лекции в Оксфорде.  К слову, были не только лекции. Основным подходом к образованию там является система тьютoрства. Суть в том, что преподаватель напрямую работает всего с несколькими слушателями. Бывает, и вообще с одним. Очень интенсивный подход, полезный. По поручению преподавателя студент каждую неделю пишет и читает небольшое эссе-сочинение.  После это тему они обсуждают вместе. Преподаватель задает много вопросов и никуда от него не скрыться. Повторюсь, на мой взгляд, это очень эффективно. Иногда такая форма помогает и самому преподавателю. Он, в принципе, знает предмет хорошо, но, если перед ним весьма талантливый, интересный студент, то через процесс общения, возникают совершенно новые идеи. Иногда  уникальные.

В 2000 году  решил перейти от теории к практике, то есть стать дипломатом. Довольно поздно, между прочим. В международных отношениях есть некий момент оперативности. Это не  древняя история, о которой можно прочесть  в популярных или специальных книгах.  Речь о реальных вещах, событиях, фактах. Изучение международных отношений все больше и больше теоризируется. По моему глубокому убеждению, самое эффективное испытание любой идеи – это практика. Меня постоянно увлекает тема взаимосвязи теории и практики международных отношений.  Она явно страдает от отсутствия практики.

С другой стороны я считаю: дипломаты лучше  понимали бы происходящее, если б знали основные теоретические принципы. Практика без теоретических корней слепа. Но и теорию без понимания  практики вряд ли можно назвать чем-то перспективным.

После перехода в министерство иностранных дел Великобритании три года работал аналитиком и специализировался на России. А в 2003 году стал работать в нашем посольстве в Москве, где возглавлял экономический отдел. Занимался торговлей и инвестиционными отношениями. Это очень интересный период моей жизни. Россия сейчас переживает весьма бурное развитие. Я наблюдал за многими интересными событиями. Спустя месяц  моего пребывания в Москве арестовали Ходорковского,  и началось «дело Юкоса».

В прошлом году (уже к концу работы в Москве) появилась возможность переехать сюда. Вначале в качестве Временного Поверенного. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Послом меня назначили только через какое-то время. Произошло это всего несколько месяцев назад.

— И где уже успели побывать?

— Съездил в Гомель, Заславль и Беловежскую пущу. Скромное количество – недостаток, но намерения продолжить поездки уже есть.

Хочу побывать в древнем Полоцке. Такие города меня интересует особенно. Когда был в России, съездил в Новгород и был  в Софийском соборе.

— Из общения с белорусами, что запомнилось больше всего?

—  Больше всего меня удивило то, что они без всяких сомнений являются европейцами. По общению, поведению это  чувствуется очень. Если в России постоянно циркулируют философские рассуждения, дискуссии о принадлежности к Азии или Европе и некой уникальности, то здесь ничего подобного не слышно. Однозначно, в Беларуси – европейское общество. И чувствуется это довольно сильно. Честно говоря, до того, как  начал работать у вас, я ничего такого не слышал. Знаю, что есть некоторые нюансы, которые можно объяснить только на «беларускай мове». Например, — памяркоўнасць. С помощью другого языка  смысл этого слова не понять.

И это сразу чувствуешь, когда общаешься с белорусами. Вежливые, воспитанные люди.

— Со многими доводится общаться?

— Да, на улицах Минска. Кроме того, к нам в посольство приходят очень интересные люди.

К слову, кроме кошек, я здесь в «живом журнале» завел свой блог. Пока только на русском языке, но уже начал учиться и белорусскому. Было всего несколько уроков, но я намерен его освоить на уровне Стефана Эрикссона.

— Обязательно стану вашим «фрэндом»…

— Буду рад читать ваши комментарии на мои «посты».

В интернете, кстати, очень многое узнал о Беларуси. Чувствуется, что восточное влияние

доминирует здесь только последние двести лет, а до этого ваши земли  были больше

ориентированы на Европу. Достаточно, вспомнить тоже Великое Княжество Литовское.

Неслучайно, на вновь отстроенном здании минской ратуши, есть доска с упоминанием

Магдебургского права.

— Вернемся к футболу. Сейчас модно создавать разные команды. Почему бы вам не собрать, например, сборную иностранных дипломатов?

— Интересная идея.

И вообще в футбольном плане текущий год для наших стран очень интересен.  «Молодежки» и женские сборные уже сыграли. С нетерпением ждем в октябре приезда мужской  сборной Англии, которая будет играть со сборной  Беларуси отборочный матч Кубка мира.

К этому событию, я планирую что-то любопытное сделать. Например, провести товарищеский матч между  посольскими сборными. Хотя бы по пять человек в команде.  Но сейчас этот вопрос только на стадии обсуждения.

— Вы неплохо говорите по-русски. Учили или это из Москвы?

—  Русский язык стал изучать уже во время  аспирантуры, ибо главной темой моей диссертации была холодная война. В середине 90-х годов прошлого века открывалось много архивов. Не только в России, но и в бывших соцстранах. Для политологов и историков это было очень интересное время. Впервые появилась возможность работать с первоисточниками.  И  пришло новое поколение тех, кто интересуется данной тематикой. В такую компанию попал и я.

Для того, чтобы пользоваться архивными документами и необходимо знание языка.

Конечно, здорово помогли четыре года работы в России.

14.08.08