Пеціна Людміла

petina-ludmila-250

З кнігі "Жанчыны"

Сразу же хочу оговориться, что планировал поговорить с Людмилой Петиной только о ее жизни, а не об общественной и политической работе. Но разговор повернулся в эту сторону. Почему? Очень надеюсь: ответы есть и в этом интервью.

— Я родилась в мае 1950 года в Минске. Это было нелегкое послевоенное время, помню развалины в центре города. Быт был предельно скромным, люди только начинали заново обустраивать жизнь. В каждой белорусской семье были большие человеческие потери. Репрессии и война прервали связь поколений, это коснулось и нашей семьи. Родители моей матери и отца ушли из жизни еще до моего рождения. Из детства вынесла разные воспоминания и впечатления. Некоторые моменты вспоминаю не слишком охотно: у меня были тяжелые взаимоотношения с отчимом. Очень рано я поняла, что мужчина может быть не защитником, а деспотом в семье. К тому же в детстве я очень много болела, иногда по полгода пропускала учебу. Но училась хорошо, много читала, даже была отличницей в некоторых классах. С того времени осталось много светлых воспоминаний, связанных со школьными друзьями, вечерами, походами. С детства полюбила путешествия, и эта страсть осталась навсегда. Несколько раз меня отправляли в крымские санатории. Помню, когда мне было всего 11 лет, самостоятельно добралась с пересадками до детского санатория в Феодосии. Маму не отпустили с работы, чтобы меня сопровождать, да и стоимость дороги в Крым была ощутимой для семейного бюджета. И я гордилась своей самостоятельностью и независимостью.

После школы поступила в БГУ. Поступала на геолого-географический факультет, но геологическое отделение позднее перевели в Гомель, где открылся местный университет. Заканчивала учебу в БГУ как географ, но интерес к профессии геолога все же смогла реализовать — после вуза работала в инженерной геологии, была в экспедициях, много ездила в командировки. Думаю, что выбор этой профессии был связан с поиском личной свободы. Меня никогда не привлекала административная карьера, мне хотелось независимости, живого общения с людьми, личностного развития. Позднее это интуитивное желание привело меня на курсы экскурсоводов, и экскурсии надолго стали моей профессией. Это была любимая работа, которая дала много. Прежде всего, глубокие и разнообразные знания. Я не любила пользоваться чужими текстами, всегда готовила собственную версию экскурсии. Самостоятельно изучала архитектуру, читала много разнообразной литературы по истории, в том числе и редкие архивные документы. Могу сказать, что хорошо разработанная экскурсия равносильна написанию кандидатской диссертации. Проводила экскурсии по 15 разным темам и маршрутам. Особо любимыми маршрутами были экскурсии по историческим местам — Мир, Несвиж, Слоним, Новогрудок и др. Работа в экскурсионном бюро дала также возможность путешествовать по всему Союзу.

Не следует забывать, что в советское время вся деятельность в сфере культуры, образования и просвещения имела жесткий идеологический контекст и ограничения. И, несмотря на то, что у меня была любимая работа, я постоянно чувствовала рамки этой несвободы. Однако постоянное общение с множеством интересных людей, которые были в туристических группах, коллегами-экскурсоводами в разных городах страны давало возможность прикоснуться к запретным темам. Пришло понимание истории, а также роли тотальной пропаганды в советской жизни. Я понимала, насколько фальсифицирована вся советская история, и особенно наша белорусская.

— И в это время наступила перестройка?..

— Как и для большинства людей моего поколения, перестройка — это водораздел в жизни. Внутренне была к ней готова, хотелось перемен, личного участия и влияния на жизнь.

Уже в конце 1990 года открыла частную туристическую фирму «Сусвет-тур». Учитывая большой и разнообразный опыт работы в туристической сфере, дела пошли сразу. Мы отправляли туристов за рубеж, проводили экскурсии по Беларуси. Я даже открыла курсы экскурсоводов, где подготовка велась на белорусском языке. На наших курсах преподавали известные белорусские историки А.Грицкевич, В.Скалабан, З.Шибеко, приглашались лидеры белорусского национального возрождения.

В это же время была в водовороте политических событий. Стала членом Белорусского народного фронта. Позднее из этого общего национально-демократического русла выделилось много новых партий и организаций.

— Вы были одной из тех, кто создавал христианско-демократическую партию?

— Главная идея христианской демократии — примирение после прощения — была наиболее близкой политически. После второй мировой войны идеи христианской демократии на фоне побежденного тоталитаризма позволили гражданам Германии, Италии построить новое общество, наладить отношения между людьми внутри и с близкими странами-соседями. Именно эти идеи положили начало созданию Европейского Союза. Ситуация после крушения советского тоталитаризма была подобной, и мне казалось, что идеи христианской демократии будут адекватны нашему обществу. Поэтому и стала активно участвовать в создании Белорусской Христианско-демократической партии. Позднее была избрана заместителем председателя. Наша партия вошла в состав Интернационала Христианской Демократии (ИХД), штаб-квартира которого находится в Бельгии. Мне доводилась участвовать в заседаниях политбюро ИХД.

К середине 90-х годов наша партия стала заметной в большой политике, она была в числе основателей Христианско-демократического союза Восточной Европы, который, по сути, был первым формальным политическим объединением демократических партий в странах СНГ. В этот союз входили известные политики России, Грузии, Армении, такие как депутаты Российской Думы — Виталий Савицкий, Глеб Якунин, Валерий Борщев, член парламента Грузии — Георгий Чантурия. На первом конгрессе, который проходил в ноябре 1994 года в Тбилиси, была избрана вице-президентом ХДС ВЕ.

Судьба христианской демократии на пространстве СНГ была не простой. Трагически погибли ключевые фигуры восточноевропейского союза. В конце 1994 года убили генерального секретаря ХДС ВЕ Георгия Чантурия, а в 1995-м была подстроена автомобильная авария президенту ХДС ВЕ Виталию Савицкому. К моему глубокому сожалению, уже к 1996 году деятельность ХДС ВЕ была приостановлена, идеи христианской демократии так и не смогли глубоко пустить корни на выжженной атеизмом постсоветской почве. На этом огромном пространстве пока нет примирения ни внутри общества, ни между бывшими республиками. Как не может быть полного согласия и прощения без покаяния.

— Ваша женская организация одна из первых общественных объединений. Как вы начинали?

— Да, нашей организации исполняется 15 лет. Создавали ее в начале 90-х годов активные белорусские женщины, которых волновали проблемы экологии, культурное и духовное возрождение страны. Я не была инициатором создания женской организации. В то время у меня была очень активная жизнь в бизнесе и политике. Но поддерживала постоянные контакты с большой женской группой, которая участвовала во всех политических акциях. Они предложили возглавить женскую организацию. Так возникла первая женская общественно-политическая организация Беларуси. Вначале она так и называлась — Женское Христианско-Демократическое Движение. Такое название организация носила до 1999 года, а позже была переименована в Женское Независимое Демократическое Движение. Это было связано с рядом причин — с изменением статуса организации, расширением спектра партнерства и др.

Следует сказать, что не в партии, а именно в женской организации удалось реализовать много полезных и важных дел. В девяностые годы помимо политической деятельности мы инициировали и проводили разнообразные культурные и гуманитарные акции. В течение многих лет совместно с театром «ЗНIЧ», которым руководит Галина Дягилева, проводили театральные вечера в Минске и поездки в Зельву, посвященные памяти белорусской поэтессы Ларисы Гениуш. Мы помогали пожилым сельским женщинам, проводили акции для детей в онкологических клиниках. Еще в 1993-м родилась идея создания женского бизнес-инкубатора для поддержки безработных женщин, и ЖХДД выступило инициатором создания женского предприятия «Пялёстак».

В то время мы находили средства внутри страны у белорусских предпринимателей и банкиров, среди которых было немало женщин. Государство еще жестко не вмешивалось во взаимоотношения общественных организаций и бизнеса. Но уже тогда власть игнорировала открытое сотрудничество с неправительственными организациями. Например, в апреле 1994 года мы проводили Международный конгресс «Женщина — Общество — Семья». По приглашению нашей организации в Беларусь приехали известные женщины-политики из 15 стран мира — США, Франции, Бельгии, Италии, Норвегии…

— Как сейчас живет Женское независимое движение?

— Трудно, но мы не теряем оптимизма, продолжаем работать, меняем формы деятельности.

Цели у нашей организации остались прежними: защита прав женщин и демократизация

общества. Ситуация в Беларуси не изменилась к лучшему, наоборот, в последнее время обострились проблемы женщин на рынке труда, резко обозначилась дискриминация в карьерном росте. За два последних года в государственной политике по гендерному равенству образовался полный провал — не действует Национальный совет, отсутствует национальный план. Наша задача заставить власть выполнять международные нормы и стандарты в отношении женщин.

Делать это сейчас совсем не просто. С каждым годом пространство свободы действий для неправительственных организаций сжимается. По сути, мы работаем в условиях репрессивного режима. Власть загоняет нас в замкнутое, порой андеграундное пространство, лишая доступа к масс-медиа, возможности общаться с широкой аудиторией.

Говорить о будущем организации сейчас чрезвычайно сложно. Есть угроза потери легального юридического статуса по любому формальному поводу. Но организация — это прежде всего люди, идеи, действия.

— Вы счастливый человек?

— У каждого человека свое понимание счастья. Для меня это, прежде всего, состояние свободы. Возможность заниматься тем, что интересно и важно. Это удается, и

я считаю себя вполне счастливым человеком.

Мне многое довелось увидеть, пережить, прочувствовать, побывать в разных ипостасях. Жизнь давала много возможностей, но и часто испытывала на прочность. Мы приходим в этот мир, чтобы понять и реализовать себя, а также научиться быть счастливыми.

Я всегда была ответственна за себя, не перекладывала свои проблемы на других.

Это касается и личной жизни. Сейчас она такая, какой ее выбрала, сохраняя личное пространство, вкус и радость жизни.

Подготовлено к печати 1 сентября 2007 года.