Сацук Сяргей

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

З кнігі "Інтэрв'ю, якіх не было" 
  1. Выбар у прафесіі: “чэсны” – “нячэсны”. Ці пралічвалі Вы, чым гэты выбар павернецца для Вас?
  2. Ці былі моманты слабасці, шкадавання? Ці з’яўляліся думкі вярнуцца ці далучыцца да шэрагаў “чэсных”?
  3. Стаўленне блізкіх людзей да Вашага выбару?
  4. Месца і дата народзінаў. Першыя ўспаміны. Кім Вы хацелі стаць у дзяцінстве?
  5. Чаму менавіта журналістыка?
  6. Ваш шлях у прафесію?
  7. Кім і дзе працуеце зараз?” 

В журналистике с 1998 года. С 2000 года редактор отдела права и происшествий “Белорусской деловой газеты”. С 2004 года руководитель Творческой мастерской “Агентство журналистских расследований” ОО “БАЖ”. Обладатель премии имени Дмитрия Завадского за 2005 год. С сентября 2006 года главный редактор первой в Беларуси электронной газеты “Ежедневник”. 

1

Будучи молодым, совершенно неопытным журналистом и подыскивая себе первое место работы, я сразу же направился в “Советскую Белоруссию”. Принес туда свой материал и выслушал от заместителя главного редактора длинную пространную лекцию о том, что так писать нельзя. Не буду пересказывать, что я не так написал, но после этого разговора понял, что “СБ” не для меня. Сегодня рад, что не попал в “СБ” и честно скажу: даже если у меня не будет выбора, где продолжать свою журналистскую деятельность, и останется только “Советская Белоруссия”, я лучше пойду работать на стройку. Не потому, что эта газета такая плохая. Там работает много хороших журналистов и печатается много интересных материалов. Меня просто не устраивает принцип работы газеты, не устраивает, что там нет журналистской свободы. В “СБ” ты должен делать то, что нужно, а не как нужно. Я это абсолютно не приемлю.

Практически также я не приемлю “Народную Волю”, где мне пришлось немного поработать. Достаточно интересная газета, и журналисты имеют большую свободу в выборе тем. Но опять же, хоть в меньшей степени, но все же и здесь часто делают что нужно, а не как нужно. А нужно часто блюсти справедливость вместо того, чтобы заниматься журналистикой. Но для себя я давно понял, что справедливость у каждого своя, и если журналист начнет ее блюсти, он непременно встанет на чью-либо сторону.

Сказал об этом, чтобы подвести к ответу на вопрос. Я никогда не делал выбора в пользу “чэсных” или “нячэсных”. Я никогда не назову журналистов “СБ” “нячэсными”, а журналистов “НВ” —“чэсными” или наоборот. Хотя, честно признаюсь, в начале своей журналистской карьеры пару раз грешил этим, в чем сейчас чистосердечно раскаиваюсь.

Поэтому я сделал выбор не между “чэсными” или “нячэсными”, а между тем, чтобы писать как скажут или писать как надо. Я не говорю, что всегда был объективным — у меня случалось много ошибок, но я всегда стремился в первую очередь к независимому отражению всех событий.

2

Моментов слабости, в том смысле чтобы изменить свой выбор, у меня не было. Не потому, что я “железный Феликс”. Я, как и все, прежде всего человек со своими потребностями. Но, привыкнув за многие годы к журналистской свободе, пусть и в немного усеченном белорусском варианте, я уже не смогу жить иначе. Это то же самое, что рыбе выпрыгнуть из воды и попытаться стать земноводным.

3

Отношение близких очень сложное. В свои сорок лет я не имею ни квартиры, ни машины, ни других материальных благ. Поэтому со стороны близких нет, нет да и возникают различные разговоры. Например, жена одно время говорила, что мне следовало пойти работать в “Советскую Белоруссию”, тогда бы семья была всем обеспечена. Я ей ответил, что если ради обеспечения семьи она пойдет работать на панель, тогда я пойду работать в “СБ”. На этом все разговоры прекратились. Мать иногда заговаривает о том, чтобы уехать жить за границу, тем более что я часто туда езжу. Но это тоже не для меня. Единственная смена выбора, которая для меня возможна (если уж совсем нельзя будет работать в Беларуси журналистом) — опять вернуться к писательской карьере. Ведь до того, как прийти в журналистику, я издал в Москве четыре своих романа. В принципе, и в журналистику я пришел сначала только для того, чтобы набрать фактуры для своих книг. Но потом загорелся и увяз в этой профессии.

4

Родился 15 апреля (как и Пугачева) 1968 года в деревне Заручье Борисовского района Минской области. В детстве кем только не мечтал стать, но уж точно не журналистом.

Больше всего почему-то хотел быть изобретателем. Любил мечтать о том, какие разнообразные штуки можно придумать и сделать.

5, 6

Почему именно журналистика? Наверное, так получилось. Почти всю жизнь шел вместе с братом-близнецом. Отец и мать у меня простые люди: отец закончил только четыре класса школы и пошел работать, мать имеет образование 8 классов. Мы с братом заканчивали восемь классов в 1982 году, в советское время. Тогда было такое положение вещей, что рабочий зарабатывал больше учителя или инженера. И отец нам сказал: зачем учиться дальше в школе, если лучше пойти в ПТУ, получить специальность и зарабатывать деньги? Начали смотреть, кто больше всех зарабатывает. Оказалось, что в Беларуси — машинисты экскаваторов. В то время в республике полным ходом шла мелиорация болот, и машинисты экскаваторов зарабатывали около 800 рублей — бешеные деньги по тем временам, если учитывать, что зарплата учителя была 150—170 рублей. Так и решили: подали документы в ПТУ-205 Борисова на специальность “механизатор мелиоративных работ”. В принципе, уже в первый год мы с братом поняли, что попали не туда. Нам чужды были интересы тех ребят, которые учились в ПТУ. Мы едва не схлопотали там судимость, но вовремя одумались. Решили, что надо идти учиться дальше. Но после ПТУ военкомат послал нас в радиошколу, откуда мы сразу были призваны в армию. Служили в Воложине, в войсках особого назначения, занимались радиоперехватом сетей НАТО. Позже, когда уже был журналистом и попал в штаб-квартиру НАТО, удивлялся, как непредсказуема линия судьбы.

После армии сразу же с братом попробовали поступить в БГПА на специальность “мостостроение”, но с треском провалились на первом же экзамене — математике, хотя именно по этому предмету были всегда очень сильны. Но армия за два года так очистила мозги от школьной программы, что шансов поступить на техническую специальность уже не было. Пришлось идти работать по полученной в ПТУ специальности.

Устроились машинистами экскаватора в строительное управление, которое занималось строительством новой дороги Брест — Москва. Первым не выдержал брат — пошел работать в милицию. Но мне это тоже не нравилось. Стал думать, чем могу заняться в жизни. В то время начался книжный бум. Я просто запоем читал фантастику, которой в советское время было не достать. Но, читая, часто сильно разочаровывался, думая о том, что написать можно было бы значительно лучше: более широко и интересно развернуть сюжетную линию, более детально прописать диалоги и т.д. А потом вдруг сказал себе: “Раз считаешь, что можно сделать лучше, возьми и сделай”. И решил рискнуть. Немыслимая затея — человек с образованием ПТУ садится и начинает писать книги. Никто не верил, что из этого что-то получится. Но я принял решение. Взял за правило брать на работу блокнот, и как только появлялась свободная минута, в кабине экскаватора или бульдозера писал книгу. Вечером дома переписывал все на чистовик, естественно от руки, но печатными буквами. Писал в такую большую тетрадь для конспектов, в каждую клеточку. Первый роман писал два года. Потом купил подержаную пишущую машинку (отдал тогда месячную зарплату), научился на ней работать и второй роман (продолжение первого) уже печатал на машинке.

Когда закончил, попробовал отнести рукопись в минское издательство “ЭРИДАН”, которое располагалось по Чкалова, 12. Охранник, которому я сообщил, что принес рукопись, позвонив руководству, даже на порог меня не пустил. Сказал, что издательство не берет рукописи на публикацию. Но я не расстроился. Заплатил еще две месячные зарплаты, чтобы мою рукопись набрали на компьютере (это был 1997 год), потом завез ее в Москву в крупное издательство “Эксмо”. Там меня встретили очень вежливо (до сих пор не понимаю, почему минские издательства не могут так работать), взяли распечатанную рукопись, электронный вариант и сказали, что перезвонят.

Вернувшись домой, я запасся терпением и стал ждать. Очень волновался — ведь это была моя первая книга. Мне перезвонили через четыре дня, чему я был удивлен. Сказали: “Мы берем книгу, приезжайте, будем заключать контракт”. Продав первую книгу, сразу же получил заказ на продолжение, чтобы получилась трилогия. Кстати, первую книгу я продал за 2 тысячи долларов. Это была моя зарплата за два года. Я тогда ошалел от таких денег. Сразу купил компьютер (огромных денег стоил), взял на работе два месяца за свой счет и засел за новый роман. Написал его за два месяца. Роман ушел что называется “со свистом”. Я получил еще 2 тысячи долларов. Выходило по тысяче за месяц. Для сравнения: моя месячная зарплата на стройке тогда составляла около 70 долларов. В общем, я уволился со стройки и начал делать писательскую карьеру. Через три месяца написал еще одну книгу, так как был переполнен различными идеями. Отослал в издательство, мне опять через три дня позвонили и сказали, что берут. Но когда я приехал в Москву заключать контракт, редактор предложил переделать очень много моментов, с чем я не мог согласиться. В общем, выдвинул условие: или даете другого редактора, или я не продам книгу. Позже понял, что быстрый успех сыграл со мной злую шутку. Издательство просто не потерпело каких-то ультиматумов от молодого автора и отказалось брать роман. Я попробовал отнести книгу в другое издательство, но, на мою беду, грянул дефолт, и все издательства в десятки раз сократили выпуск художественной литературы либо вовсе его прекратили. Через несколько месяцев “продал” свою книгу московскому издательству “Центрполиграф”. Однако руководители издательства оказались непорядочными людьми, обманули меня, ничего не заплатили. Я обратился в суд, но, как потом выяснилось, издательство обмануло не только меня, а также еще с десяток молодых авторов, которые также обратились в суд. Никому ничего не заплатив, издательство перевело все активы на другую фирму, поэтому в суде мне прямым текстом было сказано: выиграть ты выиграешь, но все равно ничего не получишь. Поэтому вот тебе 275 баксов, и будь доволен. Очень неприятно, но другого выхода у меня не было. После этого я решил временно “завязать” с писательством и заняться журналистикой. Подумал, что писать можно и на пенсии (это для меня и не работа была, а сплошное удовольствие), а сейчас лучше работать в журналистике, собирать образы для будущих книг. Честно скажу, когда шел в журналистику, слабо представлял, что это такое, но когда втянулся, полюбил эту профессию. Особенно журналистские расследования.

7

Сейчас я главный редактор электронной газеты “Ежедневник” и руководитель творческой мастерской “Агентство журналистских расследований” ОО “БАЖ”.