Ваўчок Людміла

%d0%b2%d0%be%d0%bb%d1%87%d0%b5%d0%ba

  • З кнігі “Пераадольванне”

07.01.2012

 

12 ЧАСОВ  5 МИНУТ

 

Информация к размышлению: Людмила Анатольевна Волчёк, Заслуженный мастер спорта Республики Беларусь, чемпионка параолимпийских игр. Родилась в г. п. Смиловичи Червенского района Минской области. Учится в Институте туризма Белорусского государственного университета физической культуры. Замужем.

 

 

Если бы эту диктофонную запись я не делал лично, а просто  «снимал» текст, то наверняка бы, читая его, часто испытывал сомнения. Действительно, поверить в то, что все это рассказывает инвалид-колясочник, довольно трудно. К счастью, наш разговор шел, что называется, «глаза в глаза», и мне время от времени приходилось искренне удивляться внутренней силе, напористости и мужеству этой молодой и красивой  женщины.

Впрочем, обо всем по порядку.

 

— Не сочтите бестактностью, но журналистам приходится задавать  вопрос насчет даты рождения даже женщинам…

— 19 июня 1981 года. Городской поселок Смиловичи расположен всего в тридцати километрах от Минска.  У меня есть еще два брата. Старший – Александр, младший (уже от отчима) – Дмитрий Яковлевич Матеевский.

Мать зовут Галина Петровна, а отца звали Анатолий Константинович (он, к сожалению, давно умер).

Мама сейчас живет в Заполье (это агрогородок рядом со Смиловичами), где ей выделило жилье руководство Червенского района. Как выпадает свободная минута – сразу мчимся туда. Банально, но частный дом есть частный дом. Это не городская квартира…

Училась в обычной средней школе номер два. Именно здесь стали заметны мои первые успехи  в плане спорта, особенно это касается легкой атлетики. Так что Ирину Валентиновну Мальчукову без преувеличения могу считать своим первым тренером.

— И что Вас конкретно привлекало в легкой атлетике?

— Бег на длинные дистанции.

После школы я хотела поступить в пединститут, но не вышло. И в следующем году пошла   в Академию физкультуры и спорта. Тогда это называлось именно так. Естественно, тренироваться начала у другого человека.

К слову, Сергей Николаевич Давыдик сейчас живет в моем подъезде, только на шестом этаже.

Отучилась два года. В беге на пять километров стала мастером спорта и уже была включена в команду для подготовки к Олимпийским играм в Афинах в 2004 году.

Должна была стать тренером-педагогом массовых видов спорта, но не вышло. 12 сентября 2001 года сломала позвоночник. Жила в двухэтажном общежитии «Динамо». Полезла на крышу поправлять антенну и упала.

11 сентября бомбили Нью-Йорк, а на следующий день несчастье произошло уже со мной. Даже как-то не верится, что прошло уже 10 лет. Вот уж воистину — время летит очень быстро.

Конечно, был шок, но вешать нос было некогда. Да и никому бы от этого легче не стало. Ни моим родным, ни мне. Мне было больно, а им в десять раз больней.

До травмы общение с родными не было таким насыщенным, как после нее. Особенно это касается брата Саши.  Он буквально не отходил от меня. Все делал сам, даже маму не подпускал  помочь…

Время шло. Спустя три года  я на волонтерской основе работала с детьми-инвалидами в Колодищах: делали игрушки из папье-маше.  Это московская программа Валерия Кирилловича Коломийца. Дети приезжают с родителями, с которыми занятия проводятся отдельно.

У детей разные болезни, но у них, в отличие от здоровых сверстников, которые порой дразнят других физическим недостатком, этого нет, ведь здесь, в сущности, все в одинаковом положении. Наоборот, дети искренне помогают друг другу. Особенно, если у кого-то не получается с мелкой моторикой.

Та поездка была очень важна. Я прочувствовала свою надобность, поняла, что помогать могут не только мне, но и я.

Спустя девять месяцев мне позвонила тренер Тамара Николаевна Шиманская и предложила сесть в санки, поучаствовать в лыжных гонках. В тот момент собиралась команда для эстафеты, одного человека не хватало.

Три дня я отказывалась, потому что не представляла себя в лыжных гонках. Ведь, когда была здоровой, занималась совсем другим. Смогу ли в новом качестве выглядеть достойно? К тому же не хотелось для себя новых проблем: снег, мороз, простуда. Тем более что в школе лыжи не любила… Пробежать без них мне всегда было гораздо проще…

Мама предложила поехать попробовать. Так и сделала. Неделю постигала суть и содержание вопроса. Очень понравилось. Работа, физические нагрузки – это мое.

Уже через два месяца начались полноценные тренировки. Наступил июнь, поэтому на мой возок вместо лыж установили роллеры. К соревнованиям подошла в хорошей форме, причем не только к эстафете, но и к индивидуальным гонкам.  На первых же стартах мы показали, что готовы бороться за медали даже на параолимпийских играх.

Так оно и произошло. В Турине (2006 год – прим. автора) мы завоевали три «серебра» и «золото».

— То есть Вы «взяли»  четыре медали?

— Совершенно верно.  Эстафета, гонки 2,5 километра, 5 километров  и 10 километров.

На «пятерке» я тоже шла первой, но на одном из поворотов упала и сломала палку. Каким-то чудом «выцарапала» серебряную медаль. Для меня она дороже золотой.

После этого начались этапы Кубка мира, где  завоевала еще много медалей.

Именно  в это время мы и подумали, что вместо роллеров и «торкания» лыжными палками по асфальту резонно  придумать что-то другое, с такими же нагрузками на мышцы плечевого пояса.

Словом, мы «сели  в лодку», то есть занялись греблей.

Пользуясь случаем, отмечу Президентский спортивный клуб, который пошел  навстречу, и мне купили (за обещание получить олимпийскую  лицензию) индивидуальную лодку.

Уже через два месяца на первом же чемпионате мира я завоевала серебряную медаль.

— Не боитесь? Это же вода… Не дай Бог, перевернуться…

— Я же умею плавать.  К тому же это не такой экстрим, как кажется.  Лыжные гонки опасней. Там повороты, а здесь – равнина.

А потом была параолимпиада в Пекине (2008 год — прим.автора). Там я была второй.

 — Насколько я знаю, у Вас есть еще одна олимпийская медаль?

— Точно. В 2010 году  на зимней параолимпиаде в Ванкувере я «взяла» еще одно «золото». Опять в лыжных гонках.

 — Может, на сей счет  есть еще планы?..

— Не исключено, что добавится  и троеборье:  хэндбайк (ручной велосипед) – 170 км, потом 42 км гоночной коляски и 5 км плавания.  Это наш триатлон.

В перспективе очень хочется попробовать горные лыжи.

Главное, конечно, параолимпиада в Лондоне. Лицензию туда я завоевала на Чемпионате мира в Словении.

— Когда я вошел, услышал, что вы говорите про какие-то экзамены…

— Завтра  начинается сессия. До начала болезни я, повторюсь, успела отучиться два года. Естественно, после несчастья  отчислили.

Через четыре года (после первых побед) начала восстанавливаться и мне предложили досдать разницу, пойти в Институт туризма, который создан совсем недавно, на факультет туризма и гостеприимства.

В прошлом году  закончила. Стало грустновато, и я поступила в магистратуру, так сказать, получать вторую ступень высшего образования.

— И кем Вы  станете?

— Магистратура дает возможность преподавать в нашем университете. Но я еще «побегаю».

Будет возможность  поработать в сфере туризма. Хочу заняться безбарьерной средой для людей с ограниченными возможностями. Сконцентрироваться именно на этих вопросах. Чтобы инвалиды могли больше путешествовать.

— Честно говоря, я немного удивился Вашему третьему этажу… Обычно колясочники предпочитают первый…

—  В нашем доме принципиальной разницы нет: все равно выход из подъезда проходит через довольно крутые ступеньки. Борюсь, чтобы там оборудовали  электроподъемник, и непременно добьюсь своего.

Конечно, когда дом сдавали и лифт не работал, мне пришлось «поскакать» по ступенькам, но первого этажа я не хотела сама: там вечные сквозняки, «проходной двор» и т.д.

 — А как Вы познакомились с мужем?

— Мой Сережка приехал к брату Саше, чтобы купить машину. Дело в том, что у того есть хорошо знакомый литовец. Вместе они подобрали нужный вариант. Рассматривая фотографии, Сергей увидел мою, взял телефон. Начали часто созваниваться.  Два года назад  поженились.

—  Банальный вопрос: что для вас было самым трудным?

— Выйти первый раз на улицу. Когда выписалась из больницы, боялась, что кто-то непременно будет в меня тыкать пальцем, спрашивать насчет прогнозов врачей.

Со временем все прошло, а в прошлом году я даже поехала отдыхать в Турцию…

—  Это как?

— Все  делала сама: и купалась, и плавала, и парашютный прыжок попробовала, и на рафтинге была.  Это  спуск на лодках по горной реке. Мы там даже перевернулись.

И вообще, я перепробовала все экстремальные виды спорта.

— Слышал, что инвалиды не любят снисходительного отношения к себе…

— Правда. Но мне  в этом плане всегда везло.  В той же Турции меня все воспринимали очень нормально. Собралась хорошая компания. На рыбалку даже  брали.

— Вы ее любите?

— Конечно. Я не фанат рыбной ловли, но половить рыбку и даже раков в свое удовольствие очень люблю.

 

    Не сочтите преувеличением, но таких жизнерадостных людей я в своей жизни почти не встречал. А еще никогда не ездил в авто, за рулем которого сидит инвалид. Даже мой короткий водительский стаж позволяет судить, что водит  Людмила Волчёк довольно неплохо. Что, впрочем, не помешало ей искренне сознаться, что на первых порах было «стремно».  И вообще, за время общения у меня сложилось впечатление, что в жизни эта красивая молодая женщина хочет попробовать практически все.

 И своего добьется.

Такой характер.

 

P.S.

Когда работа над книгой заканчивалась, стало известно, что Людмила Волчёк родила дочь. От всей души – ПОЗДРАВЛЯЕМ!

%d0%92%d0%9e%d0%8e%d0%a7%d0%90%d0%9a1 %d0%92%d0%9e%d0%8e%d0%a7%d0%90%d0%9a-2 %d0%92%d0%9e%d0%8e%d0%a7%d0%90%d0%9a-3 %d0%92%d0%9e%d0%8e%d0%a7%d0%90%d0%9a-4 %d0%92%d0%9e%d0%8e%d0%a7%d0%90%d0%9a-5